«И он замертво упал со скальпелем в руке…»: про Великую Отечественную войну вспоминает медсестра Софья Пудова

426
Подготовила Галина Покровская. Фото из семейного архива Софьи Пудовой.
Софья Юрьевна Пудова могилевчанкой стала уже после Великой Отечественной войны, на которую ее призвали в звании лейтенанта медицинской службы из Одессы, где она училась в мединституте на доктора. Ей было 19 лет. Демобилизовалась в звании капитана. После войны еще более 30 лет работала медсестрой, так и не закончив вуз.

Софья Юрьевна Пудова, в девичестве Куткер, родилась в 1922 году в Украине – в городе Шепетовка в еврейской семье. Она была единственным ребенком у родителей, которые делали все возможное, чтобы осуществилась мечта девочки – стать доктором.

Софья Куткер (Пудова). 1939 год. Фото из семейного архива семьи Пудовых.
Софья Куткер (Пудова). 1939 год. Фото из семейного архива семьи Пудовых.

В Шепетовке она с отличными результатами окончила фельдшерско-акушерскую школу и сразу же поступила в мединститут в Одессе – счастливы были все! Родители гордились Софьей, рассказывая родным и соседям про ее успехи. В будущем видели ее опытным врачом, который будет лечить их в старости.

Но все изменилось в июне 1941 года…

– Когда началась война, я училась на втором курсе и меня сразу призвали в армию, потому что была военнообязанным фельдшером, – вспоминала страшные события Софья Юрьевна. – Меня вместе с украинской девушкой-медсестрой Ларисой Артеменко отправили в регулярную армию в санчасть, в которой на тот момент были одни мужчины – солдаты, офицеры. Нам выдали огромные сапоги, портянки, которые мы не умели наматывать и долго еще натирали себе ноги, пилотки, каски, галифе, портупею с маленьким маузером: как стрелять, тоже не показали. Первое время я считала, что каску надо носить постоянно, а солдаты посмеивались над нами.

Фронтовые медсестры. На переднем плане справа – Лариса Артеменко. Фото из семейного архива семьи Пудовых.
Фронтовые медсестры. На переднем плане справа – Лариса Артеменко. Фото из семейного архива семьи Пудовых.

Никакой боевой подготовки и стрельбищ – уже через неделю наступление. Задача медиков – полная комплектация санитарной сумки. Но в бою пуля не выбирает…

– Немцы сидели в засаде и сразу же начали обстрел. Вокруг стали падать убитые. Командир кричит нам, матерясь: «Стреляйте!». А я даже не знала, как на курок нажимать, – рассказывала Софья Юрьевна.

По ее словам, в этом первом бою погибла половина личного состава. Потери и дальше были огромные. Воевали под Красноярском, потом под Туапсе. Отступали…

– В нашей части осталось всего 14 человек, когда мы попали в окружение. Выводил нас заместитель начальника по политчасти. Шли все время по лесу. Ели ягоды, грибы – что находили. У меня опухли ноги, ложилась на землю от усталости, а солдаты поднимали меня, крича и матерясь, и заставляли идти. Истощенные и измученные мы вышли к штабу армии на 16 день.

Медсестру отправили на работу в медсанбат – им был передвижной госпиталь километрах в двенадцати от фронта. Софья Юрьевна признавалась, что среди врачей и медсестер чувствовала себя увереннее, чем с солдатами. Ее назначили операционной сестрой. В составе передвижного госпиталя было 16 медиков. Ежедневно поступало по 400-500 раненых.

– Первую помощь оказывали прямо на ходу: на улице перевязывали раны, делали уколы. Операционную разворачивали в школах или специальных палатках. Делать это нужно было очень быстро – пока не было обстрелов. Со временем так натренировались, что палатку со столами и оборудованием могли установить всего за 20 минут. Кипятили все на примусах, было автономное освещение.

Медики дорожили каждой минутой суток, чтобы успеть спасти – в день делали до двухсот операций. Нередко обстрелы начинались, когда на операционном столе шла борьба за жизнь.

– Работала я с замечательным хирургом подполковником Воробьевым.

Софья Куткер (Пудова) с хирургами. Справа – хирург Воробьев. 1941 год. Фото из семейного архива семьи Пудовых.
Софья Куткер (Пудова) с хирургами. Справа – хирург Воробьев. 1941 год. Фото из семейного архива семьи Пудовых.

Он погиб во время работы. У операционного стола стояли я, ассистент и Воробьев. В этот момент осколок снаряда попал ему прямо в голову – и он замертво упал со скальпелем в руке. Но операцию не остановили – закончил его коллега. Мы все испытали страшный стресс: казалось, от страха больше не будет сил так работать, но люди ждали помощи – стонали, плакали. И мы шли. Как могли, друг друга поддерживали. Я работала в госпитале с Иосифом Велером, начальником госпиталя, Авраамом Моисеевичем Драхли, Геллером – почти половина врачей наших были евреями.

Госпиталь бомбили непрерывно. Чудом выжившие в бою раненые солдаты погибали во время обстрелов. Погибали врачи и медсестры.

– Во время массированных бомбардировок приходилось на четвереньках спускаться в траншеи – это очень тяжело. И у меня до сих пор деформированы колени. Часто болели тифом, другими инфекционными болезнями, я тоже переболела туляремией, – рассказывала про будни медика на войне медсестра.

Как это все пережили, как выжили? Верили в победу. Мечтали, как вернуться домой – к родителям, как заживут счастливой мирной жизнью. Видели и чувствовали, что делают правое дело.

– Мы не голодали – еды у нас было достаточно: каши, супы, американская тушенка. Мужчинам давали папиросы, а нам – шоколад. Только времени, чтобы поесть, не было: наш пожилой санитар по фамилии Чиж прямо в рот вкладывал нам во время работы по кусочку шоколада.

У Софьи Юрьевны была возможность вернуться в тыл – ротацию медиков проводили. Не раз предлагали закончить учебу, но согласие уехать лично она расценивала, как предательство. Как оставить здесь тех, с кем столько прошли, столько видели, столько пережили, столько спасли? Как они тут без меня? – думала она. И оставалась.

Софья Куткер (Пудова) на фронте (внизу справа). Фото из семейного архива семьи Пудовых.
Софья Куткер (Пудова) на фронте (внизу справа). Фото из семейного архива семьи Пудовых.

В 1943 году медсанбат расформировали. Медсестру Софью перевели в гаубично-артиллерийский полк. Ее задачей был вынос раненых с поля боя.

– В одном из наступлений я вытащила 72 солдата, в том числе и своего будущего мужа – тогда командира минометного батальона майора Пудова. Он долго лежал в госпитале, а я часто отвозила туда больных и виделась с ним. Потом мы вместе попали на отдых под Казань, а недели через две – на 2-ой Белорусский фронт.

Была бы возможной эта встреча, если бы не война? Скорее всего, нет. Они прожили вместе 50 лет – такая вот награда судьбы за перенесшие страдания, горе, потери, страх и ужас.

А расписались супруги 4 декабря 1944 года – в освобожденном Минске.

Софья Юрьевна Пудова. Фото начало 50-х. Фото из семейного архива семьи Пудовых.
Софья Юрьевна Пудова. Фото начало 50-х. Фото из семейного архива семьи Пудовых.

– Я привозила в Минск раненых, а Пудов в это время был в своей деревне, которая была за городом. Шел пешком – 14 километров. А я его ждала полтора часа в загсе. Он принес с собой булку хлеба. На Комаровском рынке мы купили бутылку самогонки. Приехали в часть, взяли котелок каши – вот так справляли свадьбу, – рассказывала про радостные минуты того страшного периода Софья Юрьевна.

Ее родителей на свадьбе не было. Приглашать было некого: отец во время оккупации был убит в гетто в Шепетовке. А мама, когда объявили о начале войны, зная, что ждет ее дочь-медика, бросила все и поехала в Одессу. Но они не встретились. И домой она не вернулась. Софья Юрьевна так и не узнала, как и где погибла ее мама…

Демобилизовалась Софья Пудова 31 января 1946-го. Почти три года она воевала на южном фронте – принимала участие в освобождении городов Сочи и Адлер.

– Эта территория прославленная книгой Брежнева «Малая земля». Хотя я была там почти всю войну, Брежнева что-то ни разу не видела, – рассказывала медсестра.

После войны ее семья осела в Могилеве – у мужа здесь была работа. Софья Юрьевна один за другим родила троих детей. В институт она так и не вернулась.

Софья Юрьевна Пудова. Фото 2013 года.
Софья Юрьевна Пудова. Фото 2013 года.

27 лет проработала медицинской сестрой инфекционного отделения Могилевского военного госпиталя. Перед выходом на заслуженный отдых еще 6 лет трудилась в поликлинике №2 Могилева. Ушла на пенсию в 70 лет.

PS. Воспоминания о Великой Отечественной войне Софьи Юрьевны Пудовой были записаны в 2000-х, когда собирался материал для книги «История могилевского еврейства. Документы и люди» (составители Александр Литин и Ида Шендерович).