«До самого окончания их почти двухчасовой программы зал пребывал в полном оцепенении». Композитор Владимир Браиловский вспоминает о музыке и не только

652
Подготовил Евгений БУЛОВА. Фото из архива Владимира БРАИЛОВСКОГО
Единственный в Могилеве член Союза композиторов СССР и Белорусского союза композиторов, выпускник Московской консерватории повествует о прожитых годах. В частности, о работе в Музыкальном обществе. Фрагменты из мемуаров.

Недолго музыка играла

1990-е годы. Владимир Браиловский с друзьями мог и запеть.
1990-е годы. Владимир Браиловский с друзьями мог и запеть.

Еще одним постоянным участником наших концертных программ стал женский вокальный ансамбль преподавателей педучилища, с которым я также объездил многие районы области. Руководила этим симпатичным во всех отношениях коллективом под названием «Ретро» выпускница Могилевского музучилища по классу фортепиано и Минского института культуры Лилия Сендерова. Как музыкант она была мастером на все руки: делала аранжировки, хорошо владея аккордеоном, сопровождала концертные программы и, кроме того, сочиняла собственные песни, став как-то лауреатом одного из городских конкурсов самодеятельных композиторов. Между прочим, в те годы в Могилевском педучилище было довольно сильное музыкальное отделение, и вообще музыка была в большом почете.

А хор учащихся под руководством талантливого и амбициозного Савелия Либермана по своему уровню мог посоперничать даже с хоровыми коллективами музучилища.

Однако, как говорят в Одессе, недолго музыка играла. В 90-х годах, когда я уже работал в филармонии, вокальный ансамбль «Ретро» и хор учащихся педучилища прекратили свое существование. Лилия Сендерова перебралась в Израиль где, между прочим, успешно продолжила работу по своей специальности, а Либерман уехал в Америку и тоже нашел применение своему дарованию, хотя и не в качестве основной работы - из местных студентов ему удалось собрать хор, исполняющий песни на русском языке.

1990-е годы, Могилев. Владимир Браиловский.
1990-е годы, Могилев. Владимир Браиловский.

Не прятались за атеистической афишей

… Я тогда настолько увлекся внезапно открывшимися передо мной организаторскими просторами, что об отъезде уже и не помышлял, воплощая в жизнь все новые и новые музыкальные проекты. При этом особое удовлетворения получал от реализации таких идей, о которых в доперестроечные времена даже подумать было страшно.

Когда до меня дошла информация, что православные хоры стали выезжать на гастроли и выступать не только в храмах, я стал первооткрывателем еще одной новой страницы в музыкальной жизни Могилева. На этот раз мы уже не прятались за атеистической афишей, а вполне легально объявили концерт московского мужского православного хора «Благовест». Кстати, в конце 80-х годов преподаватели музучилища до того тайно подрабатывавшие в церковных хорах уже перестали скрывать эти свои «халтуры», хотя к публичным выступлениям и не рвались.

За многие годы своей, как сейчас говорят, промоутерской деятельности я провел немало концертов самых разных направлений. Многие из них проходили с большим успехом, однако самое сильное впечатление на меня произвел концерт православного хора «Благовест» в Могилевском драмтеатре в 89-м году. С момента, когда на сцену вышли шестнадцать одетых в черные рясы хористов, и до самого окончания их почти двухчасовой программы зал пребывал в полном оцепенении. А иначе быть и не могло – ведь все участники коллектива, приписанного к одному из московских храмов, были профессиональными вокалистами, а их руководитель, имени которого я, к сожалению, не запомнил, считался в то время одним из самых выдающихся столичных хормейстеров. Кстати, именно на этом концерте я впервые по настоящему оценил уникальную акустику театрального зала, хотя, как мне казалось, уже знал ее достаточно хорошо.

1990-е годы, Могилев. Игорь Лученок, Виктор Вуячич, Владимир Браиловский.
1990-е годы, Могилев. Игорь Лученок, Виктор Вуячич, Владимир Браиловский.

В целом, репертуар «Благовеста» был таким же, как у местных баптистов, однако партитуры содержали значительно больше сложностей, а сам хор звучал, разумеется, более выразительно. Особенно сильное впечатление на публику произвел финал программы, когда над залом повис восьмиголосный мажорный аккорд с глубоким басом-профундо. Благодаря цепному дыханию он длился, кажется, целую вечность, после чего публика долго и неистово аплодировала.

Продолжение следует.