«Я настолько растерялся, что даже забыл продемонстрировать красивый членский билет». Композитор Владимир Браиловский вспоминает о музыке и не только

737
Подготовил Евгений БУЛОВА. Фото автора и из архива Владимира БРАИЛОВСКОГО
Единственный в Могилеве член Союза композиторов СССР и Белорусского союза композиторов, выпускник Московской консерватории повествует о прожитых годах. Фрагменты из мемуаров.

«Кто, собственно, вы такой?»

1080-е годы, Могилев. Разговор о музыке и не только.
1080-е годы, Могилев. Разговор о музыке и не только.

Аудитория, как правило, слушала меня заинтересованно, среди вопросов, которые мне задавали, как и у незабвенного Остапа Ибрагимовича, преобладали два. Причем, их смысл был точно такой же. Если у товарища Бендера интересовались: «Когда, наконец, будет мясо в магазинах?» и «Не еврей ли вы?», то меня спрашивали: «Что мы с вашего общества будем иметь?» и «Кто, собственно, вы такой?».

О себе мне скрывать было нечего, особенное впечатление на аудиторию производило то, что я окончил Московскую консерваторию, учился вместе со Спиваковым и являюсь членом Союза композиторов СССР. А среди привилегий членам Музыкального общества я называл возможность творческих командировок и премирование активистов, что в принципе соответствовало действительности. Но больше всего присутствующих вдохновляло получение красивой членской книжки, образец которой все желающие могли подержать в руках. После этого никто особенно не возражал против ежегодной уплаты членских взносов, которые, впрочем, были не выше чем, например, в ДОСААФ.

Абсолютная тишина

2002 год, Могилев. Супруги Браиловский с пародистом Александром Песковым.
2002 год, Могилев. Супруги Браиловский с пародистом Александром Песковым.

Каких-либо неожиданностей в этих моих агитпоездках не было, за исключением одной. В Черикове меня, как обычно, привели в зал, до отказа набитый будущими активистами музыкального фронта, причем, мне сразу показалось странным, что это были исключительно молодые девчата. Я еще подумал – может, сюда привели какой-то самодеятельный коллектив. Удивило и то, что во время моего выступления в зале царила абсолютная тишина, никто ни с кем не переговаривался, никто не шуршал конфетными обертками и не лузгал семечки, мне даже показалось, что публика боялась пошевелиться. Я наивно предположил, что эта тишина свидетельствует об особом интересе аудитории к моему выступлению и был, как никогда, красноречив. Говоря об исключительной роли музыки и музыкального образования, я даже углубился в какие-то философские дебри. Короче, как у Ильфа и Петрова – Остапа понесло.

Закончив свою пламенную речь, я как обычно поинтересовался, есть ли ко мне вопросы. Зал молчал. Из своего преподавательского опыта мне было известно, что вопросов не бывает только в двух случаях – когда все понятно и когда ничего не понятно. Я настолько растерялся, что даже забыл продемонстрировать красивый членский билет.

Попусту растраченное красноречие

2010-е годы, Могилев. Владимир Браиловский (и не только) с «Самоцветами».
2010-е годы, Могилев. Владимир Браиловский (и не только) с «Самоцветами».

Ситуацию прояснил прикомандированный ко мне сотрудник райкома. Он объяснил, что в этот день все работники культуры выехали на какое-то мероприятие, и, чтобы не срывать запланированную встречу, специально для меня привели целый курс местного «кулинарного техникума». Исполнительный партийный работник, кажется, не понял, из-за чего я расстроился и твердо пообещал, что в следующий раз будет готов список местной «первички» и полностью собраны членские взносы.

Так оно и случилось. А в тот день я не на шутку переживал, что мое красноречие так никто и не оценил, и в дальнейшем стал заранее интересоваться составом аудитории. Впрочем, это не помешало мне расстаться с руководством района с хорошим настроением и договорами на концертное обслуживание трудящихся славного города Черикова.

Продолжение следует.