«Нет одного шаблона, по которому можно прийти к вере». Как три родных брата стали священнослужителями в Трехсвятительском соборе Могилева

1580
Елена Николаева. Фото из архива героев публикации
В могилевском Трехсвятительском соборе служат три родных брата с фамилией Жук: иерей Михаил и протодиаконы Петр и Дмитрий. Их старший брат Николай Жук – настоятель храма Рождества Божией Матери в Черикове, а три сестры – замужем за священниками, которые тоже служат в Могилевской епархии. Сами братья про такой семейный «подряд» говорят просто: «Так Господь управил».
Могилев. Трехсвятительский собор. Слева направо: родные братья – протодьякон Дмитрий, иерей Михаил и протодиакон Петр
Могилев. Трехсвятительский собор. Слева направо: родные братья – протодьякон Дмитрий, иерей Михаил и протодиакон Петр

Сразу приходит мысль, что воспитать столько детей, посвятивших свою жизнь служению Богу и людям, под силу только священнику. Но оказалось, братья – священнослужители в первом поколении. А на служение в Церкви их еще в 90-е годы прошлого века благословил известный жировичский старец схиархимандрит Митрофан Ильин.

Детство до и после Чернобыля

– Мы родились в деревне Рафалов Брагинского района Гомельской области. Росли в обычной крестьянской семье. Несмотря на то, что это было время гонений на церковь, родители, как и наши деды, оставались верующими людьми и воспитывали нас в традициях православия, – начинает рассказ протодиакон Петр как старший из собравшихся братьев. – Отец наш Михаил работал плотником и столяром, мама Анна – в совхозе, но больше времени проводила дома, занималась хозяйством. Все-таки вырастить и воспитать восемь детей не так просто: в семье пять сыновей и три дочери. Храма в родной деревне не было, поэтому по воскресеньям отец возил нас на службу в старую церковь в деревне Сельцы.

Родители священнослужителей Анна и Михаил Жук были верующими людьми
Родители священнослужителей Анна и Михаил Жук были верующими людьми

Несмотря на все трудности жизни многодетной семьи о Рафалове у братьев остались только добрые воспоминания. После аварии на Чернобыльской АЭС родная деревня оказалась в зоне радиационного загрязнения. Всех жителей Рафалова отселили в другие районы.

К тому времени самые старшие дети уже успели стать самостоятельными. Павел отучился в техникуме на агронома – он единственный из сыновей не стал священнослужителем, сейчас живет в Березино. Старшая сестра Мария успела закончить Мозырский университет, сестра Светлана – техникум в Гомеле. А младшие – Николай, Петр, Михаил, Дмитрий и Ирина – отправились вместе с родителями искать новое место для жизни.

Жизнь под монастырским крылом

После долгих скитаний семья остановилась в деревне Жировичи Гродненской области. Как вспоминают сыновья, мать хотела жить рядом с храмом и в конце концов нашла место по душе. Ведь в Жировичах находится известный Свято-Успенский монастырь. Он единственный в Беларуси не закрывался в советское время и сохранил преемственность традиций в течение пяти столетий.

Начало 1990-х. Жировичский монастырь. Крестный ход
Начало 1990-х. Жировичский монастырь. Крестный ход

В конце 1980-х-нач. 90-х гг. монастырь не был еще таким большим и красивым, каким мы его знаем сейчас. Зато наши герои застали время, когда обитель славилась целой плеядой великих монахов-подвижников.

– Это было то поколение монахов, которые шли в монастыри в трудное для церкви время, не боялись ни гонений, ни лишений, всецело посвящали свою жизнь Богу. В то время пойти в монашество – уже было подвижничество, – говорит отец Дмитрий.

Следом отец Петр вспоминает, как их семья жила под духовным руководством старцев:

– В Жировичах отец трудился в монастыре столяром и плотником. Он хорошо знал монашескую братию. Мама помогала в семинарии. В это время нашу семью духовно окормлял схиархимандрит Митрофан Ильин. Это был старец святой жизни, который никогда не покидал Жировичскую обитель. Знаю только, что один раз в год выходил из монастыря с крестным ходом, и то на большой праздник. Но он всегда интересовался жизнью людей, приходивших к нему. Многим дал благословение на служение в Церкви, и в последующем эти люди действительно становились священниками. Однажды архимандрит Митрофан подошел к нашему отцу и сказал: «Михаил, у тебя есть два старших хлопца: Николай и Петр. Одного благословляю пономарем в Свято-Троицкий храм Слонима, а другого – пономарем в Успенскую церковь в поселке Бытень (Бресткая область).

Несмотря на то, что молодые люди постоянно посещали храм, слова архимандрита для них стали неожиданностью. Но, как признается отец Петр, именно они открыли братьям дорогу к служению в святая святых храма – алтаре, куда пускают далеко не всех. Так по благословению старца началось послушание старших братьев в Церкви. Это было в 1988 году, а через год в Жировичах открылась Минская Духовная семинария.

Николай Жук, студент Минской Духовной семинарии
Николай Жук, студент Минской Духовной семинарии

«Открывались приходы, а священнослужителей не хватало»

– Нет одного шаблона, по которому можно прийти к вере, – рассуждает отец Петр. – Нам в этом смысле повезло, возможно, больше, чем кому-то: родители смогли посеять зерно веры в детях. Но чтобы нести служение в Церкви, этого мало. Нужно любить богослужения, любить атмосферу храма. Мне с самого детства нравилось церковное пение, диаконское служение, на службе я всегда стоял возле монастырского хора и подпевал. При этом я был самым обыкновенным ребенком: мог и подраться, и ослушаться – все детские шалости были мне не чужды.

Но когда после школы стал выбор, куда пойти, молодому человеку долго раздумывать не пришлось. В 1990-м году в недавно открывшуюся семинарию в Жировичах поступил его старший брат Николай, а спустя два года – и сам Петр.

Петр Жук, студент Минской Духовной семинарии
Петр Жук, студент Минской Духовной семинарии

– Тогда еще в семинарии только формировался учительский состав. Преподаватели приезжали к нам из Московской Духовной Академии и других духовных учебных заведений России, – вспоминает протодиакон. – Это было время всплеска интереса к православию. Кадры были нужны, потому что открывались приходы, а священнослужителей не хватало. Когда мы поступали в семинарию, на место претендовали по 3-5 человек. Но все равно многие студенты отсеивались еще на этапе учебы. Некоторые ребята понимали, что попали не туда, ведь семинария – это не простое учебное заведение со свободной студенческой жизнью. Мы же выбрали свой путь и стараемся служить Богу. Сейчас я понимаю, что все мои отроческие желания Бог исполнил. Быть диаконом – это мое. В этом сане служу уже 27 лет.

1993-1994 годы. Минская Духовная семинария
1993-1994 годы. Минская Духовная семинария

«В семинарии нас приучали к труду и молитве»

– Пока я учился в школе, практически не задумывался о выборе жизненного пути, хотя с детства пономарил в монастырском храме, – присоединяется к беседе молчаливый отец Михаил. – Конечно, родителям хотелось, чтобы я тоже поступил в семинарию, как старшие братья. Но когда в 11 классе возникла необходимость определяться, чем заниматься дальше, они предоставили мне право выбирать самому. Были даже мысли пойти учиться на повара (люблю готовить) или поступить в медицинский университет. Думал недолго. В конце концов появилась внутренняя уверенность, что мой путь – это служение Богу. Для каждого человека у Господа свой Промысел. До поступления в семинарию в двухтысячном году я отслужил в армии. После нее учиться было интересно и несложно.

В это время государство выделило деньги на строительство, и монастырь активно развивался. Помогать строить новые корпуса было одним из послушаний у семинаристов. Кроме учебы, каждый студент выполнял также свои обязанности в храме. Михаил нес послушания просфорника и уставщика хора.

Начало 2000-х. Студенты Минской Духовной семинарии на строительстве одного из корпусов Жировичского монастыря. Михаил Жук крайний справа
Начало 2000-х. Студенты Минской Духовной семинарии на строительстве одного из корпусов Жировичского монастыря. Михаил Жук крайний справа

– В семинарии нас приучали к труду и молитве, и так готовили молодых людей к священническому служению, – заключает отец Михаил. – Мы постоянно были заняты. Утром и вечером – молитвенное правило, присутствие на богослужениях. В течение дня – занятия. Осенью убирали овощи на монастырских угодьях. Были дежурства на кухне: мыли посуду, помогали поварам чистить картофель. Но мы знали, куда шли и зачем. Пять лет учебы пролетели на одном дыхании. После чего я снова столкнулся с выбором: как воспринимать духовный сан – женатому или в монашеском чине? Решиться было сложно, были сомнения, но милостию Божией определился. По окончании Духовной семинарии получил распределение в Могилевскую епархию. Вскоре женился и был рукоположен в священнический сан.

2000-е. Семинаристы Минской духовной семинарии в Жировичах
2000-е. Семинаристы Минской духовной семинарии в Жировичах

«Где родился, там и пригодился»

Самый младший брат Дмитрий закончил школу в Жировичах в 1999 году. В своих мечтах молодой человек тоже видел свой путь в служении Богу.

– С детства у меня перед глазами были примеры архидиакона Сергия, который пел басом, и архидиакона Иоанна – монастырского тенора. Когда они служили вместе, можно было заслушаться: их голосами раскрывалась вся красота богослужения. На этих монахов хотелось быть похожим, – вспоминает протодиакон Дмитрий. – Когда пришло время поступать, появились сомнения: вдруг, служение в Церкви – не мое? Отец посоветовал сходить к архимандриту Митрофану. Старец видел духовно, не всех благословлял на служение. Поэтому его поддержка была особенно важна. Старец сказал: «Бог благословит тебя на добрые дела. Господь все управит». И я пошел учиться в семинарию.

Начало 2000-х. Ярославльское Духовное училище. Студенты с инспектором игуменом Борисом (сейчас епископ Русской Православной Церкви). Семинарист Дмитрий Жук второй слева.
Начало 2000-х. Ярославльское Духовное училище. Студенты с инспектором игуменом Борисом (сейчас епископ Русской Православной Церкви). Семинарист Дмитрий Жук второй слева.

Молодой человек решил поступать не в Жировичи, как братья, а в Ярославльское духовное училище. После его окончания еще два года отучился в Костромской Духовной семинарии.

– Мне предлагали остаться в Ярославле, но все же я решил вернуться на родину, где служили старшие братья. В России остались друзья-священники, с которыми вместе учились. Раньше мы часто общались, вместе служили, сейчас встречаемся реже. Видимо, где родился, там и пригодился, – рассуждает протодиакон Дмитрий. – На могиле Митрополита Киевского Владимира, почившего в 2014 году, написано: «Никогда ничего не просил и ни от чего не отказывался. Слава Богу за всё!». Так и надо жить – довериться Божьему Промыслу и на своем месте просто делать свое дело хорошо.

Сила материнской молитвы

Видимо, у Бога были свои планы на то, чтобы все братья собрались в Могилевской епархии. А может быть, Он услышал материнские молитвы, чтобы дети были ближе друг к другу.

– Когда мы все, в том числе три наших зятя, тоже священники, с семьями собрались в Могилевской епархии, родители были уже старенькие. Мы решили перевезти их жить поближе. Мама любила и очень почитала икону Матери Божьей Жировичской – уезжать далеко от монастыря ей было трудно. Поэтому мы перевезли родителей в Белыничи, где находится известная икона Белыничской Божией Матери. Там мы часто собирались вместе с женами и детьми, – рассказывают братья. – Практически все наши семьи – многодетные, президентскую программу по демографии выполнили. У кого – трое, у кого – семеро детей.

Отец Михаил Жук и отец Николай Жук в Свято-Троицкой Лавре
Отец Михаил Жук и отец Николай Жук в Свято-Троицкой Лавре

Теперь уже сыновья братьев Жук продолжают священническую династию. У протоиерея Николая сын Андрей закончил Духовную Академию и аспирантуру, служит настоятелем храма в честь святых Петра и Павла в агрогородке Вишов. Сын отца Петра тоже учится в Витебской Духовной семинарии.

– Все держится на личном примере, – говорит о.Петр. – Мы стали тем, кем мы есть, благодаря стараниям, трудам и заботам родителей. В свою очередь мы сами стараемся воспитывать детей в вере. Буря житейская, соблазны были у всех, и у нас они были. Но благодаря молитвам родителей мы выплыли из этого бушующего моря и пошли по спасительной дороге.

Конец 1980-х. Жировичи. Крестный ход на Престольный праздник.
Конец 1980-х. Жировичи. Крестный ход на Престольный праздник.
Начало 1990-х. Жировичи. Студенты Минской Духовной семинарии. Крестный ход
Начало 1990-х. Жировичи. Студенты Минской Духовной семинарии. Крестный ход

«Не вы меня избрали, а Я вас избрал»

– Мы с Дмитрием – протодиаконы, у нас особое послушание – помогать священникам, – продолжает отец Петр. – Отец Михаил – клирик Трехсвятительского собора. Иерей – это другая степень служения, более высокая. Мы втроем друг друга дополняем и несем послушания, которые на нас возложены. В Священном Писании есть слова: «Не вы меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод» (Ин.15:16).

28 апреля 2004 года. Трехсвятительский собор. Вербное воскресенье. Протодиаконы Петр Жук (слева), Дмитрий Жук (справа)
28 апреля 2004 года. Трехсвятительский собор. Вербное воскресенье. Протодиаконы Петр Жук (слева), Дмитрий Жук (справа)

По словам протодиакона, служение Богу – непростой путь, как может некоторым показаться:

– Все мы люди грешные, у каждого есть свои немощи. Прийти в храм – это не значит, что ты стал святой. Наоборот, еще больше появляется искушений. Ты можешь и в храм ходить, а домашние будут против того, чтобы ты посещал церковь. И возникает брань против близких… Я сейчас не о своей семье говорю, у нас все верующие, но есть примеры прихожан перед глазами. Не стоит думать, что вот вы покрестились и теперь всю жизнь будете жить в благодати. Господь не обещал нам райскую жизнь на земле. Некоторые ждут, что придут в храм – и все у них будет: дом, машина, дети и другие житейские блага. Нет, Христос нам этого не обещал. Господь нам обещал Царство Божие, если мы потерпим трудности на земле. Каждому Он дает свой путь. Нужно просто быть внимательным к себе, к своей совести. И никогда не нужно отчаиваться. Путь к Богу – это постоянная борьба со страстями и искушениями. Упал – вставай и иди дальше.