«И я стал обходить центральные улицы города в поисках пристанища». Композитор Владимир Браиловский вспоминает о музыке и не только

992
Подготовил Евгений БУЛОВА. Фото автора и из архива Владимира БРАИЛОВСКОГО
Единственный в Могилеве член Союза композиторов СССР и Белорусского союза композиторов, выпускник Московской консерватории повествует о прожитых годах. Фрагменты из мемуаров.

Авария на Чернобыльской АЭС

(Завершив рассказ о карьере в областном драмтеатре, Владимир Браиловский переходит к повествованию о своей новой на тот момент работе, в Музыкальном обществе – ред.).

Апрель, 2024 г., Могилев. Здание музея Павла Масленикова, где во 2-й половине 1980-х годов в нескольких кабинетах размещалось Музыкальное общество.
Апрель, 2024 г., Могилев. Здание музея Павла Масленикова, где во 2-й половине 1980-х годов в нескольких кабинетах размещалось Музыкальное общество.

Начну с того, что в тот момент произошло событие, отразившееся на судьбах миллионов людей, в том числе на мне и моей семье – авария на Чернобыльской АЭС. Не без оснований опасаясь за здоровье сына, мы отвезли его в Подмосковье к родственникам солистки нашей студии Татьяны Шумковой, с которой у нас к тому времени сложились приятельские отношения. Пробыл там Илья полгода, а по возвращению его тяга к точным наукам стала настолько сильной, что мы вынуждены были перевести его в специальный математический класс школы №1, славившийся тогда высоким уровнем обучения точным наукам. И уже через год наш сын, без какого-либо родительского участия занял призовое место на Всесоюзной олимпиаде по информатике, что позволило ему поступить без экзаменов в специальную математическую школу при Московском университете.

Кстати, к тому времени он как раз завершил учебу в музыкальной школе, получив по фортепиано «отлично». С тех пор, как говорят, мы его только и видели: школа – университет – аспирантура – женитьба – рождение дочери - приглашение на работу в США - отъезд туда на ПМЖ с супругой и дочкой и последовавший вскоре длительный (по американским законам) бракоразводный процесс.

2000-е годы, Могилев. Обед аристократа. Владимир Браиловский: «Всем хорошего аппетита!».
2000-е годы, Могилев. Обед аристократа. Владимир Браиловский: «Всем хорошего аппетита!».

Если во время учебы он регулярно приезжал в отчий дом во время каникул, иногда оставляя на наше попечение внучку, то после отъезда в Америку наши встречи почти полностью прекратились. Хотя сегодня, слава богу, благодаря современным технологиям мы можем регулярно общаться с ним и внучкой по видеосвязи.

Однако чернобыльские события повлияли не только на наши семейные обстоятельства, но и скорректировали работу попавшего под мою опеку Музыкального общества, как впрочем, и всех прочих учреждений культуры Белоруссии. Дело в том, что вскоре после чернобыльской трагедии начала реализовываться государственная программа по культурному обслуживанию зараженных радиацией районов. А их в Могилевской и Гомельской областях оказалось более половины. Так что, все концертные и театральные организации страны стали в плановом порядке «обслуживать» население пострадавших регионов.

На лавочке в городском сквере

Не берусь судить, насколько эта программа, действовавшая более тридцати лет, оправдала свои благородные цели, но учреждениям культуры она оказала большую помощь в выполнении плановых показателей. Ведь на организацию этих гастролей выделялись бюджетные средства, которыми не могло не воспользоваться и Могилевское музыкальное общество.

1990-е годы, Могилев, фестиваль «Золотой шлягер». Певица Ксения Георгиади и Владимир Браиловский.
1990-е годы, Могилев, фестиваль «Золотой шлягер». Певица Ксения Георгиади и Владимир Браиловский.

Впрочем, на первых порах перед нашей молодой организацией стояла более приземленная задача – у нас не было своего помещения, и мы с бухгалтером первое время оформляли бумаги на лавочке в городском сквере, благо, лето тогда было теплое. Убедительные обещания об оказании помощи пока расходились с делом. Однако мне было не привыкать действовать по принципу «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», и я стал обходить центральные улицы города в поисках пристанища. В результате, единственным местом, где мы могли на некоторое время получить крышу над головой, неожиданно оказался костел. В то время он находился в заброшенном состоянии, не использовался по назначению, а в его кельях размещался областной архив. Нам этот вариант на какое-то время подходил, так как не надо было платить за аренду, а для нашего заселения туда достаточно было звонка из обкома партии.

… И работа закипела

Между прочим, этот католический храм, официально называющийся Собором Успения Девы Марии и Святого Станислава, находился буквально в ста метрах от места моей предыдущей работы. Так что, волею случая, я далеко от театра не ушел, хотя в то время и не поддерживал с ним никаких отношений.

В этом памятнике архитектуры XVIII века мы пробыли всего год, после чего перебрались в другое историческое здание, построенное в начале XX века для Земельного банка.

Апрель, 2024 г., Могилев. Здание музея Павла Масленикова (слева), где во 2-й половине 1980-х годов в нескольких кабинетах размещалось Музыкальное общество.
Апрель, 2024 г., Могилев. Здание музея Павла Масленикова (слева), где во 2-й половине 1980-х годов в нескольких кабинетах размещалось Музыкальное общество.

Оно тоже находилось в центре города, и в нем в последние годы размещался Могилевский горком партии, который в 88-м году отпраздновал новоселье, переехав в новенькое здание поблизости, и редакция газеты «Могилевская правда». Помещения были просторные, с высокими потолками, покинувший их горком оставили нам телефоны и кое-какую мебель. И работа закипела.

Продолжение следует.