«Теперь могу объективно оценить плюсы и минусы своей работы в могилевском театре». Композитор Владимир Браиловский вспоминает о музыке и не только

982
Подготовил Евгений БУЛОВА. Фото автора и из архива Владимира БРАИЛОВСКОГО
Единственный в Могилеве член Союза композиторов СССР и Белорусского союза композиторов, выпускник Московской консерватории повествует о прожитых годах. Фрагменты из мемуаров.

Сорок лет спустя

1990-е годы. Могилев. Владимир Браиловский (в центре): театр это хорошо, но музыка ведь тоже неплохо...
1990-е годы. Могилев. Владимир Браиловский (в центре): театр это хорошо, но музыка ведь тоже неплохо...

Сегодня, почти через 40 лет после тех событий (автор мемуаров завершает рассказ о своей работе в 1980-х годах в Могилевском областном драматическом театре – ред.), я могу более или менее объективно оценить плюсы и минусы своей работы в могилевском театре. К положительным моментам отнесу, прежде всего, свою необычайную творческую активность. За это время, помимо прочих оркестровых, камерных и вокальных сочинений я умудрился написать музыку различных стилей более чем к 20 спектаклям, на практике осваивая разнообразные приемы вживления музыки в сценическое действо. Неожиданно для себя я даже удостоился чести попасть в Белорусскую энциклопедию как театральный композитор. Кроме того, погрузившись в закулисную жизнь театра, мне удалось воочию увидеть, как функционирует механизм этого загадочного искусства и прикоснуться к тайнам актерской профессии.

Март 2024 года, Могилев, драматический театр.
Март 2024 года, Могилев, драматический театр.

Однако, не смотря на свой многолетний театральный опыт, я так и не научился профессионально оценивать талант актеров, с которыми мне пришлось работать. Внимательный читатель, наверное, обратил внимание, что среди своих коллег-музыкантов я отмечаю тех, кто обладает особым дарованием, в то время как ни один из актеров не удостоен мною отдельной похвалы. Должен честно признаться, что оценивать талант артистов, участвующих в постановках с моей музыкой я не могу по простой причине – я их всех люблю как собственных детей. А вот наличие у них музыкальных способностей я определяю достаточно быстро, и именно они мне кажутся настоящими актерами, хотя их артистический талант нередко уступает музыкальному. Впрочем, этой специфической проблемы я здесь касаться не буду…

Опыт лишним не бывает

Отмечу лишь, что окунувшись в театральную атмосферу, я приобрел некоторые не свойственные мне ранее черты характера. В частности, хотел я того или нет моя персона вдруг стала публичной, хотя по природе я человек застенчивый, и каждый раз становясь объектом всеобщего внимания, преодолеваю внутреннее сопротивление, в чем мне до сих пор помогает театральный опыт.

Март 2024 года, Могилев, драматический театр.
Март 2024 года, Могилев, драматический театр.

Ну а главным минусом того периода стала обычная для меня проблема, дававшая о себе знать еще до театра и не раз возникавшая после. Ее на удивление мудро определили еще в ЦМШ девочки из комитета комсомола, написав в моей характеристике: «…Некоторые считают Володю эгоистом, но это вопрос спорный. Другое дело, что он любит поступать так, как ему хочется, и не всегда считается с мнением других. Но нам кажется, что это не столько эгоизм, сколько отсутствие гибкости в характере и известная невоспитанность…». Вновь перечитав этот исторический документ, я поразился точности формулировок, а ведь эти строки написаны не имеющими жизненного опыта 16-ти летними школьницами!

Эти слова оказалось справедливы, в том числе, и в отношении моей работы в театре. Наверняка многих конфликтных ситуаций можно было избежать, если бы я не «поступал, как хочется», имел «гибкость в характере» и преодолел «известную невоспитанность».

Март 2024 года, Могилев, драматический театр.
Март 2024 года, Могилев, драматический театр.

Впрочем, если бы эти мои качества проявились только в житейских вопросах, было бы полбеды – все творческие люди не без греха. Сейчас я понимаю, что эти мои качества негативно отразились и на творчестве. В каком-то смысле действительно, композитора Браиловского в театре было слишком много. На самом деле не обязательно было все спектакли превращать в подобие мюзикла или оперы, во многих случаях более выразительного эффекта можно было достичь значительно более скромными музыкальными средствами. Однако, ни у меня, ни у молодых режиссеров тогда для таких мудрых решений просто не хватало профессионализма

Продолжение следует.