Могилев исчезающий. Там с трудом помещалась пара кроватей, допотопный телевизор и обрубок стола

2673
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора
Сегодня улицу Чехова, плавно спускающуюся от торгового центра «Панорама» к Дубровенке, узнать трудно. То есть, человек, даже постоянно живший в тех местах в 1970-1980-х годах, вряд ли сразу поймет, куда его занесло.
1999 год, Могилев, улица Чехова. Первый за всю историю существования улицы асфальт. Слева направо: Мак, Морозевич, автор, Хак.
1999 год, Могилев, улица Чехова. Первый за всю историю существования улицы асфальт. Слева направо: Мак, Морозевич, автор, Хак.

Современные многоэтажки и прилегающие к ним дворы постепенно видоизменили пейзаж некогда провинциальной улочки до неузнаваемости. Ничего не поделаешь – все течет, все меняется. Урбанизация.

Однако есть еще там несколько домишек, которые упорно не хотят уступать свои десятилетиями обогреваемые места кому-то другому. Бывают ведь такие строения. Вполне возможно, что эту неуступчивость и некоторые другие качества они унаследовали от своих хозяев. Может, на них повлияли какие-то жизненные катаклизмы…

2010 год, Могилев, улица Чехова. Калитка и виднеющийся фронтон дома Дерибаса.
2010 год, Могилев, улица Чехова. Калитка и виднеющийся фронтон дома Дерибаса.

Одним из таких объектов является дом, где жил Гена Дерибас, добрейшей души человек, мой товарищ молодости. Гена мог снять последнюю рубашку, чтобы выручить друга. Я раньше и не знал, что бывают такие люди...

Начало 1970-х, Могилев, долина речки Дубровенки. Гена (Бурзин) Дерибас: ну, люблю я тяжелый рок!
Начало 1970-х, Могилев, долина речки Дубровенки. Гена (Бурзин) Дерибас: ну, люблю я тяжелый рок!

В свободное от работы время Гена, а работал он сварщиком на «Строммашине», любил послушать рок-музыку. Но не дома, где была опасность вызвать обрушение стен, а рядом, в сарайчике. Он обычно врубал «Лед Зеппелин» или «Блэк Сабат» на всю мощь своих огромных, на половину сарая колонок. Крыша сарая в тот момент начинала «дышать». Мы у него частенько собирались в 70-х, дабы насладиться звуковой мощностью – в многоквартирном доме такое себе не позволишь.

2010 год, Могилев, улица Чехова. В глубине – сарай Дерибаса.
2010 год, Могилев, улица Чехова. В глубине – сарай Дерибаса.

Уже минуло лет 25 (точной даты никто не помнит, места захоронения никто не знает!), как Гена от нас ушел, а его дом, похоже, никогда не смирится с мыслью о том, что и ему когда-то придется навсегда исчезнуть из этих благодатных мест. К слову, мой товарищ (до женитьбы) жил вдвоем с матерью в крохотной квартирке именно в полуподвальном первом этаже этого домика, которая впоследствии была перепрофилирована новыми хозяевами в склад для торфа и дров.

2024 год, Могилев, улица Чехова, дом Дерибаса. Сарая уже нет давно.
2024 год, Могилев, улица Чехова, дом Дерибаса. Сарая уже нет давно.

Предлагаю вашему вниманию небольшой, адаптированный под сегодняшний день, отрывок из своей новеллы «Депрессия», который, думаю, даст возможность ощутить ту атмосферу, которая некогда царила в доме Дерибаса (это Генина кличка) и прилегающей к нему территории. Ну, и, конечно, фотографии разного времени – нам в помощь.

2008 год, Могилев, улица Чехова, у калитки Дома Дерибаса.
2008 год, Могилев, улица Чехова, у калитки Дома Дерибаса.

«…Если с импровизированного крыльца покосившейся дерибасовской лачуги взглянуть на запад, можно было увидеть не только приближающийся коммунизм, но и некоторые другие пейзажи. К примеру, крышу областной библиотеки, в которую наш герой (не удивляйтесь!) время от времени заглядывал.

..Шахтерские условия основной квартиры Дерибаса (стесненность и полуподвальность) не позволяли ему принимать в ней друзей. Да и вообще только считанные люди со стороны когда-либо проникали в эту нору, в этот «забой», где с трудом помещалась пара кроватей, допотопный телевизор и обрубок стола. Даже несколько убогих, затоптанных домотканых ковра, казалось, забирали для себя слишком много места.

2010 год, Могилев, улица Чехова, полуподвальный этаж дерибасовской квартирки. Вход  – сразу за левым окном.
2010 год, Могилев, улица Чехова, полуподвальный этаж дерибасовской квартирки. Вход – сразу за левым окном.

Однажды к Дерибасу спустился Мак. Он не успел среагировать на предупреждение хозяина пригнуться и прилично тюкнулся лбом о выступающую потолочную балку. «Разбил голову о низкий уровень жизни», пошутил пострадавший.

Постоянно стремившийся к максимальному комфорту Хак предпочитал не повторять ошибок товарищей, и увидеть его в квартире Дерибаса было также тяжело, как найти кусок мяса в порции плова двадцатой столовой, что на Первомайской. А вот разделить с товарищами сарай он всегда был рад.

Вышли мы все из сарая? Видимо, так оно где-то и было.

2010 год, Могилев, улица Чехова, забор дома Дерибаса со стороны улицы Чехова. Клавиатурка еще та...
2010 год, Могилев, улица Чехова, забор дома Дерибаса со стороны улицы Чехова. Клавиатурка еще та...

…Заявиться к Дерибасу с шампанским было не только дурным тоном, но и явным пренебрежением к требованиям техники безопасности. Ведь выстрелившая пробка от шипучего напитка могла продырявить стену или перебить подгнившую опору.

Водка тоже не гармонировала с дощатым строением. Сам Дерибас, в силу своей политической и гастрономической невзыскательности, отзывался на любой градус, но его апартаменты соответствовали только «чернильцу».

Могилев, 1990-й год, у Днепра. Слева направо: Филипп, сын Коли Клеша (единственный из героев фотографии, кто остался на этой земле), Мак, Дерибас, Клеш, Костин, Мотор.
Могилев, 1990-й год, у Днепра. Слева направо: Филипп, сын Коли Клеша (единственный из героев фотографии, кто остался на этой земле), Мак, Дерибас, Клеш, Костин, Мотор.

После двухлетнего перерыва мы с Маком заявились в легендарный сарай с «букетиком» плодово-ягодного. Без предупреждения. «О, заходите, дорогие друзья!» – со своей характерной и доброй улыбкой встретил нас Гена. Мы вошли, не снимая перемазанных грязью улицы Чехова туфлей».

Не забывайте своих старых друзей!