Дом №29 на Мовчанского: типовой проект с ремонтом и балконом в зале. Каким было жилье для «попавших под снос» в прошлом веке в Могилеве

1489
Галина Покровская. Фото автора и из семейного архива семьи Гаврюшенко..
Эльза Григорьевна и Виктор Иванович Гаврюшенко получили свою трехкомнатную квартиру в Могилеве по улице Мовчанского в апреле 1982 года нежданно-негаданно – дом по переулку Писарева, в котором они тогда жили, запланировали снести, а на освободившейся площадке построить административное здание Ленинского района города.

Вот это размеры!»

Февраль 2024 года. Могилев. Дом №29 по улице Мовчанского.
Февраль 2024 года. Могилев. Дом №29 по улице Мовчанского.

Трехкомнатная квартира общей площадью 64 кв.м, ставшая для семьи Гаврюшенко подарком судьбы, размещалась на 3 этаже 6 подъезда 9-этажки. После их маленькой комнатушки в родительском доме по переулку Писарева, новое жилье без преувеличения было хоромами – отдельная кухня, просторный хоть и проходной зал с выходом на балкон, две спальни и почти квадратная прихожая.

– Вот это размеры! – не верил в свое счастье Виктор Иванович.

– Чем мы их будем заставлять? – вздыхала вслед Эльза Григорьевна.

Эльза Григорьевна и Виктор Иванович Гаврюшенко в молодости. Фото 1970-х из семейного архива семьи Гаврюшенко.
Эльза Григорьевна и Виктор Иванович Гаврюшенко в молодости. Фото 1970-х из семейного архива семьи Гаврюшенко.

Супруги вспоминают, что заселялись в новую квартиру с двумя кроватями, кресло-кроватью, тумбочкой, телевизором и швейной машинкой.

1982 год. Могилев. Во время переезда на новую квартиру. Виктор Иванович Гаврюшенко. Фото из семейного архива семьи Гаврюшенко.
1982 год. Могилев. Во время переезда на новую квартиру. Виктор Иванович Гаврюшенко. Фото из семейного архива семьи Гаврюшенко.

В доме на Писарева это добро с трудом вмещалось в их крохотную комнатку, соседствующую с такой же по размерам, в которой жили брат Эльзы Григорьевны и их мама – Эмма Александровна Лалаян. Она была хозяйкой половины дома, которая ей досталась от родителей – они ее купили, вернувшись из Красноярского края.

«В поисках лучшей доли»

– Бабушка родилась в деревне Малая Мышь у переселенцев из Могилевской губернии. В семье рассказывали, что прадед и прабабушка уехали в Сибирь в поисках лучшей доли. И, скорее всего, они ее нашли – назад не вернулись, – рассказывает историю семьи Эльза Григорьевна. – Бабушка там вышла замуж за ссыльного армянина. Жили они очень хорошо: дедушка работал бухгалтером, а в свободное время фотографировал, что давало возможность хорошо зарабатывать. В 30-ых годах его арестовали. Через полгода амнистировали, но проведенного времени в тюрьме хватило, чтобы он серьезно заболел. Вернулся в Армению в надежде поправить здоровье, а бабушка осталась с четырьмя детьми имущество распродавать. Времена наступили трудные – почти все за бесценок пришлось отдать, хотя в собственности был огромный кирпичный дом. Не удалось избежать трат и по приезду в Армению – там бушевал голод. Поэтому и переехали в Могилев, но денег на дом уже не хватило. Началась война. Из-за тяжелого состояния здоровья дедушки бабушка отказалась от эвакуации, а маму отправила, хотя было ей всего 14 лет. А дед через три месяца умер...

«Обогревался печкой, колонка – на улице»

1970-е. Могилев. Дом по переулку Писарева.
1970-е. Могилев. Дом по переулку Писарева.

Родители Эльзы Григорьевны познакомились в Могилеве уже после войны.

– Отец, Григорий Еремеевич Иванчиков, учился в школе КГБ, которая была в здании нынешнего БРУ, то есть «машинки», а мама жила рядом – где-то пересеклись. Были они очень красивыми в молодости, но с невыносимыми характерами, что, скорее всего, и стало причиной развода, – продолжает Эльза Григорьевна.

Отец Эльзы Григорьевны – Григорий Еремеевич Иванчиков (слева), ее мама Эмма Александровна Лалаян (в нижнем ряду первая слева) с подругами ( фото справа внизу) и бабушка
Отец Эльзы Григорьевны – Григорий Еремеевич Иванчиков (слева), ее мама Эмма Александровна Лалаян (в нижнем ряду первая слева) с подругами ( фото справа внизу) и бабушка Ефросиния Ефимовна с дочерью, сыном и зятем (справа вверху). Фото из семейного архива семьи Гаврюшенко.
Мама Эльзы Григорьевны работала санитаркой в городской больнице – ныне больница скорой помощи. Фото 1960-х из семейного архива семьи Гаврюшенко.
Мама Эльзы Григорьевны работала санитаркой в городской больнице – ныне больница скорой помощи. Фото 1960-х из семейного архива семьи Гаврюшенко.
Эльза Иванчикова с одноклассниками (4 класс средней школы №3) в парке Горького Могилева. Начало 1960-х.
Эльза Иванчикова с одноклассниками (4 класс средней школы №3) в парке Горького Могилева. Начало 1960-х.

Их семейная жизнь с Виктором Ивановичем тоже начиналась в доме по переулку Писарева. Обогревался он печкой, колонка – на улице. В родительском доме родились их дочка Надежда и сын Андрей.

Конец 1970-х, Могилев. На праздничной демонстрации семья Гаврюшенко в полном составе.
Конец 1970-х, Могилев. На праздничной демонстрации семья Гаврюшенко в полном составе.

«Никакого развода!»

– Бесплатную просторную квартиру мы получили благодаря деду и бабушке, за что благодарны им и сегодня. Бабушка еще была и моим наставником в жизни – учила рассчитывать только на себя, добиваться всего своим трудом, жить честно. Помня ее наставления, мы отказались от возможности получить две квартиры, если бы развелись с мужем – так многие тогда делали, – поясняет Эльза Григорьевна. – Родственники и знакомые интересовались, почему не пользуемся такой возможностью – двое же детей в семье, а растут они быстро. «Никакого развода», – категорично реагировал на такие предложения муж. И не потому что мы друг другу не доверяла – уверены, что хитрость до добра не доведет.

Конец 1970-х. Могилев. Эльза Григорьевна с детьми в парке 40 лет Победы.
Конец 1970-х. Могилев. Эльза Григорьевна с детьми в парке 40 лет Победы.

«Не купить, если не было связей»

Главным стержнем семьи Гаврюшенко всегда было трудолюбие, которое проявлялось и на работе, и дома. Виктор Иванович, будучи по профессии станочником, проработавшем много лет на заводе «Строммашина», типовой квартире придал заметную индивидуальность, постепенно переделывая ее с учетом идей и пожеланий супруги.

– Долгие годы я подрабатывала шитьем дома. Мастерскую в квартире обустроили в спальне, отделив светлый угол, – продолжает Эльза Григорьевна. – Но там некуда было повесить зеркало, а без него какая примерка?

Она предложила мужу сделать из прихожей будуар. Долго обсуждали и даже спорили, каким он должен был быть. Но не эта проблема была главной. Для маленького помещения нужна была небольшого размера мебель, а ее, если и выпускали где-то в СССР, невозможно было купить, если не было связей, или блата, как тогда говорили, на базе. И пока Эльза Григорьевна бегала по магазинам в поисках миниатюрных столика и диванчика, Виктор Иванович перестраивал прихожую: дверь в детскую сделал раздвижной, что не загромождало пространство, отгородил ванну и туалет арочным проемом.

Февраль 2024 года. Могилев. Дизайнеры собственной квартиры Эльза Григорьевна и Виктор Иванович.
Февраль 2024 года. Могилев. Дизайнеры собственной квартиры Эльза Григорьевна и Виктор Иванович.

Украшенное обрамлением зеркало заняло одну свободную стену создаваемого будуара – получилась еще одна уютная комната, в которой любили проводить время и домочадцы, и заказчики нарядов.

«Мудрили» из того, что было доступно»

– Часто гости, рассматривая нашу мебель в зале, спрашивали, где это мы «умудрились» в таком составе гарнитур купить?

Февраль 2024 года. Мастер на все руки Виктор Иванович Гаврюшенко и переделанный им мебельный гарнитур.
Февраль 2024 года. Мастер на все руки Виктор Иванович Гаврюшенко и переделанный им мебельный гарнитур.

Стенка, полки, тумбочки, журнальный столик – все было одинаковым. Связей в мебельных магазинах у нас не было, поэтому «мудрили» из того, что было доступно: купили две одинаковые стенки, и несколько шкафов одной из них Виктор переделал в тумбочки, полки и журнальный столик, – не без гордости за супруга рассказывает Эльза Григорьевна. – Он сам и плитку в квартире положил – в ванной и туалете, на полу на балконе, хотя ранее никогда этим не занимался. Но в восьмидесятые не только облицовочная плитка была дефицитом, хорошего мастера-плиточника тоже невозможно было найти, поэтому за все приходилось браться самостоятельно, если было желание сделать жизнь в квартире комфортной.

– Учились друг у друга, – поясняет Виктор Иванович. – Я узнал, что сосед сверху сам плитку положил и сходил к нему – расспросил, посмотрел на его работу и сделал ремонт у себя.

«Пока я добежал до него – ящика плитки в лифте уже не было»

При этом он признается, что далеко не со всеми соседями отношения были дружескими: не было взаимовыручки и ощущения одной большой семьи, о которых часто приходилось слышать от живущих в старых домах в центре Могилева. Хотя потребность в этом была – дом №29 по улице Мовчанского тогда стоял на пустыре: рядом ни магазинов, ни школы, ни детского сада и до остановки общественного транспорта топать минут пятнадцать по полю – тротуаров ждали несколько лет. Эльза Григорьевна вспоминает, что первое время жильцы новостройки организовывали субботники по наведению порядка на прилегающей территории, по созданию цветников и высадке деревьев, но их семья эти активности не поддерживала.

Андрей и Надежда Гаврюшенко во дворе дома №29 по улице Мовчанского. Фото 1980-х.
Андрей и Надежда Гаврюшенко во дворе дома №29 по улице Мовчанского. Фото 1980-х.

– В доме на Писарева у нас не принято было закрывать все двери на замки и как-то случаев воровства не припомню. А здесь его хватало: в дворницкой в подъезде оставили три своих велосипеда – два детских и один взрослый – их в полном составе и украли в одну из ночей. И это не единственный случай, – вспоминает Виктор Иванович. – Помню, наконец-то купили облицовочную плитку для ванной – столько радости было. На первом этаже дома мне помогли ее погрузить в лифт, а на третьем я один не успел ее выгрузить – дверь захлопнулась, и лифт поднялся на 9 этаж. Пока я добежал до него – ящика плитки в лифте уже не было, как и того, кто его вызвал.

«Будет ли еще такой случай – неизвестно, поэтому соглашайся, а деньги заработаем»

Тем не менее, признаются Эльза Григорьевна и Виктор Иванович, даже такие случаи не омрачали счастья жить в отдельной квартире своей семьей. Не было благоустройства возле дома – ходили на прогулки на Фатинский залив, на котором хозяин семейства любил рыбачить, не было соседских посиделок во дворе – хлебосольные застолья устраивали дома. А еще в семье любили путешествовать – ездили, в основном, по республикам СССР.

Папин улов. Дочь Надежда и Эльза Григорьевна. Фото 1980-х.
Папин улов. Дочь Надежда и Эльза Григорьевна. Фото 1980-х.
Дочь Надежда в возрасте 9 лет во дворе дома №29 по улице Мовчанского в 1984 году и ее дочь Маша на том же самом месте в 2010 году. Фото из семейного архива семьи
Дочь Надежда в возрасте 9 лет во дворе дома №29 по улице Мовчанского в 1984 году и ее дочь Маша на том же самом месте в 2010 году. Фото из семейного архива семьи Гаврюшенко.

А в конце 80-х Виктору Ивановичу на работе предложили круиз по столицам Европы – на 24 дня!

– Для нашей семьи такая поездка была очень дорогим удовольствием – ее стоимость составляла полторы тысячи рублей. Нужно было еще и с собой хоть небольшую сумму взять на мелкие расходы, да и как водится – что-то купить из одежды, обуви, да и по мелочам. Но возможность увидеть своими глазами Францию, Италию, Данию заставляла действовать, – вспоминает Эльза Григорьевна. – Я мужу сразу сказала: «Будет ли еще такой случай – неизвестно, поэтому соглашайся, а деньги заработаем». Благо сообщили о поездке за три месяца, я набрала заказов и сидела по ночам за работой, а Виктор весь быт по дому взял на себя. Пришлось даже обратиться за помощью к знакомым, имеющим связи в магазинах и на базах, чтобы приличнее одеть Виктора. Гуляя по Парижу вечерами, рассказывал, он ничем от местных жителей не отличался.

Конец 1980-х. Виктор Иванович Гаврюшенко на экскурсии в Париже и в окрестностях Чивитавеккья (Италия). Фото из семейного архива семьи Гаврюшенко.
Конец 1980-х. Виктор Иванович Гаврюшенко на экскурсии в Париже и в окрестностях Чивитавеккья (Италия). Фото из семейного архива семьи Гаврюшенко.

– Европейские города меня тогда поразили большим количеством красивых зданий и чистотой, ровненькими тротуарами и дорогами без ям, – делится впечатлениями Виктор Иванович. – К поездке готовили нас очень серьезно: собирали и инструктировали, как себя вести, как разговаривать, с кем разговаривать и о чем. В одиночку гулять по городу было запрещено, а чтобы не бегали по магазинам, денег меняли немного даже тем, у кого они были.

Встречала Эльза Григорьевна с детьми из круиза супруга в Одессе, красотой которой любовались уже все вместе.

«Счастье жить в отдельной квартире своей семьей»

Период, когда дом №29 по улице Мовчанского был окраиной Могилева, давно стал прошлым, а остановка общественного транспорта сейчас прямо под окнами квартиры Эльзы Григорьевны и Виктора Ивановича, которые уже на заслуженном отдыхе. Но старость, сложа руки, они не ждут: Виктор Иванович по-прежнему что-то мастерит, в последнее время увлекся созданием миниатюрных зданий, а Эльза Григорьевна – страстная поклонница бисероплетения. Дети их выросли, создали свои семьи – разъехались, но трехкомнатная родительская квартира и сегодня для них самое дорогое место, где всегда ждут, где всегда им рады.

Февраль 2024 года. Могилев. Дом №29 по улице Мовчанского.
Февраль 2024 года. Могилев. Дом №29 по улице Мовчанского.