«Я готова делать все возможное, чтобы помочь сыну». Бобруйчанка просит помощи на лечение ребенка с аутизмом

486
Ирина РЯБОВА. Фото автора и Екатерины Смолич
В редакцию обратилась бобруйчанка Екатерина Смолич, сын которой болеет. Женщина надеется попасть с ребенком на лечение в Турцию, но самой ей не собрать необходимых средств.
Даник Смолич с мамой Екатериной.
Даник Смолич с мамой Екатериной.

Сейчас Данику Смоличу 5 лет 7 месяцев. У мальчика заболевание «детский аутизм». Родился малыш здоровым и до трех лет его родные даже не подозревали о наличии каких-либо проблем.

– Когда Данику было три года, мне показалось странным, что он не рисует самое элементарное, как все дети – облачко, солнышко, дождик, а просто чиркает по листу карандашом, – рассказывает Екатерина. – Еще насторожило то, что в три года сын не говорил слова, а только произносил какие-то звуки, не играл в сюжетно-ролевые игры, не показывал на картинках где собачка, где котик, ходил на цыпочках. Плюс не хотел играть с детьми, мог обсыпать другого ребенка песком. В 3 года 2 месяца мы пошли в детский сад. Воспитатель мне говорила: «Мы усаживаем вашего ребенка на занятиях, а он встаёт и уходит, может что-то разбросать».

Даник Смолич.
Даник Смолич.

Когда Данику было 3,5, к нам в гости пришел друг мужа, я ему рассказала о наших проблемах, а он говорит: «Он у вас случайно не аутист?». Я начала читать в интернете про симптомы этого заболевания и поняла, что у сына есть многие из них. Меня всю начало колотить. Мы сразу пошли в психиатрический диспансер. Врач-психиатр сказала, что еще рано говорить об аутизме и посоветовала разрабатывать моторику.

Спустя месяц мы пошли к неврологу. Он сказал, что детский аутизм сложно диагностировать и направил в РНПЦ на ул. Сухой,8 в Минске. Психиатр выслушал меня, провел тест на компьютере и сказал, что у нас достаточно много признаков аутизма. Он пояснил простым языком, что сын мой словно «в танке» – он изолирован от социума и находится в своем мире. И нужно пытаться выводить его из этого состояния при помощи различных специалистов, это большая и долгая работа.

Мы начали посещать детский сад, где есть группа для детей с особенностями психофизического развития, но никаких положительных изменений не наступало. К тому же у нас проблема – сын с рождения очень привередлив в еде (детям-аутистам это свойственно) в саду он практически ничего не кушал. Недолгое время мы находились на лечение в РНПЦ в Минске. Опять же из-за переборчивости Даника в еде мы с трудом пробыли там две недели.

Я его забрала из сада, и мы начали ходить в детский коррекционно-развивающий центр «Эдельвейс». Посещали различные занятия – по сенсорному развитию, арт-терапии, биоакустическую коррекцию (БАК), психолога, дефектолога и других. Здесь результат стал виден. Он стал хоть как-то реагировать на происходящее вокруг. Например, упадет ручка – он ее поднимет, начал реагировать на свое имя, пытаться говорить слова. Это для нас был уже большим прогрессом. Недавно центр изменил название, поменялись и многие специалисты. Мы посещаем тех, к которым уже привыкли (дети-аутисты трудно идут на контакт с новыми людьми), в индивидуальном порядке. Занятия все платные, в месяц на это уходит 1000-1 200 рублей. Я нахожусь в декретном отпуске со вторым ребенком, мама старается помогать.

В 4 года 11 месяцев Даничке официально поставили диагноз «детский аутизм». Я прочитала много статей про это заболевание, состою в различных группах, где общаются мамочки с подобными проблемами. Я знаю, что на сегодняшний день аутизм невозможно вылечить полностью, но есть методы, которые помогают человеку лучше адаптироваться в обществе и смягчить тяжелые симптомы заболевания. Один из них – терапия стволовыми клетками. Это экспериментальный метод, но уже есть положительные примеры его применения. У нас в стране его пока не применяют. Стволовыми клетками лечат в России, в Турции. Я обратилась в клинику Мардалеишвили в Турции. Нас поставили на очередь на лечение с 28 марта по 8 апреля. Но одна только операция стоит 6 250 долларов. Самый дешевый перелет с пересадкой – почти 5 тысяч белорусских рублей, плюс жилье квартира, такси от аэропорта, проживание. То есть всего необходима сумма около 11 тысяч долларов, около 1 000 мы уже собрали. Самой мне такую сумму не собрать.

Обратилась за помощью в благотворительный фонд «Две лепты» Дениса Самарина. Мне ответили, что рассмотрят мой вопрос чуть позже, так как сейчас большой поток обращений и метод лечения, о котором идет речь, дорогостоящий и нет гарантии его эффективности. И посоветовали пока искать другие способы сбора денег. Я готова делать все возможное, чтобы помочь своему сыну, ведь больше этого не сделает никто.

Прошу помощи у всех неравнодушных людей. Буду благодарна за любую посильную сумму.

Помочь Данику Смоличу вы можете, перечислив деньги на благотворительный счёт в ОАО (АСБ Беларусбанк) г. Бобруйск:

Отделение номер 703/7117.

Название платежа: Смолич Екатерине Андреевна на лечение ребёнка Смолич Даниилу.

БИК АК ВВ ВУ 2Х.

BYN номер: BY09 AKBB 3134 0000 0224 2007 0000

USD номер : BY60 AKBB 3134 1000 0111 0007 0000

RUB номер: BY35 AKBB 3134 3000 0098 2007 0000

Банковская карта

(АСБ Беларусбанк ) г. Бобруйск

Отделение номер 703/7117

Перевод на карту:

9112 3801 2960 6432

01/29

Пополнить карт-счёт

Номер BB57 AKBB 3819 3821 0002 8000 0000

БИК АК ВВ ВУ 2Х

Реквизиты банка

Номер расчётного счета для разового перечисления:

BY57 AKBB 3819 3821 0002 8000 0000

БИК АК ВВ ВУ 2Х

УНП 100325912