«С этого момента, помимо своей воли, я оказался втянут в интриги». Композитор Владимир Браиловский вспоминает о музыке и не только

1315
Подготовил Евгений БУЛОВА. Фото автора и из архива Владимира БРАИЛОВСКОГО
Единственный в Могилеве член Союза композиторов СССР и Белорусского союза композиторов, выпускник Московской консерватории повествует о прожитых годах. Фрагменты из мемуаров.

Опять горящая путевка

Январь, 2024 год. Могилев, областной драматический театр.
Январь, 2024 год. Могилев, областной драматический театр.

…Сразу после отъезда театра на гастроли (автор мемуаров продолжает рассказ о своей работе в 1980-х годах в Могилевском драматическом театре – ред.) мне позвонили из Союза композиторов и сделали предложение, от которого нельзя было отказаться. У них появилась горящая путевка в Дом творчества в подмосковной Рузе, считавшийся тогда самой элитной базой отдыха для советских композиторов. Путевка была бесплатной для членов Союза, а для родственников предусматривалась оплата всего 10% . При этом сотрудница Союза добавила, что выделить эту путевку именно мне, было решено на заседании Правления, учитывая мою активную работу по пропаганде белорусской музыки. Что было не совсем правдой. Как я узнал позже, путевка предназначалась только получившему звание Народного артиста СССР Евгению Глебову, который по каким-то причинам внезапно от нее отказался.

2000-е годы. Могилев, Владимир Браиловский с участниками группы «Иванушки International».
2000-е годы. Могилев, Владимир Браиловский с участниками группы «Иванушки International».

У меня тогда возникло ощущение дежавю – похожая ситуация случилась 20 лет назад, когда я учился в ЦМШ. Оставшись тогда на лето в интернате, так как мне некуда было ехать, я неожиданно получил щедрый подарок – бесплатную путевку в новый Всесоюзный лагерь «Орленок» на берегу Черного моря. Тогда учителя сказали, что это поощрение за добросовестные дежурства, а я в благодарность должен исправить свое плохое поведение, из-за которого меня не приняли в комсомол. Это тоже было полуправдой, так как на самом деле отличница, комсомолка, активистка, которой предназначалась путевка, просто не смогла поехать из-за болезни. Ну а я, как и в детстве, преисполненный благодарности к начальству, с радостью воспользовался нежданно-негаданно свалившимся на мою голову счастьем.

В Рузе мне, супруге и сыну предоставили пятикомнатный коттедж с роялем, коврами и министерской обстановкой, удивившись, что такие апартаменты достались неизвестному молодому композитору. А я на самом деле испытывал неловкость, из-за этих, как мне казалось, незаслуженных привилегий.

2017 год. Могилев, БРУ, Владимир Браиловский (справа) с могилевскими музыкантами на вечере «Не забывайте своих старых друзей!».
2017 год. Могилев, БРУ, Владимир Браиловский (справа) с могилевскими музыкантами на вечере «Не забывайте своих старых друзей!».

Недостатка впечатлений не ощущалось

Впрочем, с некоторыми отдыхающими в Рузе композиторами я оказался знаком еще по студенческим годам. Особенно меня порадовала встреча с Толибом Шахиди, с которым мы 15 лет назад жили в консерваторской квартире на Ленинском проспекте. Он к тому времени уже стал народным артистом Таджикистана и его фольклорно-симфонические опусы исполняли самые известные оркестры страны. Толиб с супругой и двумя сыновьями расположился в менее привилегированных условиях, что меня, «неизвестного композитора», несколько смущало. Впрочем, мы, как и раньше, общались по-приятельски, так же горячо обсуждали вечные проблемы национальной музыки, играли в настольный теннис и я обучал своего студенческого друга искусству сбора грибов, в чем уже получил некоторый опыт в Белоруссии.

Не меньше впечатлений получил тогда и наш 12-ти летний сын. Илья здесь познакомился со своими сверстниками, детьми известных композиторов и, кажется, впервые в жизни понял, что отпрыски музыкантов не обязательно должны идти по стезям своих родителей. Некоторые из его новых приятелей увлекались точными науками и учились в математических школах, что, между прочим, в дальнейшем повлияло на выбор нашим сыном своей профессии.

Непростой статус нового директора

Январь, 2024 год. Могилев, областной драматический театр.
Январь, 2024 год. Могилев, областной драматический театр.

Так что, осенью в приподнятом настроении и с очередными творческими идеями я прибыл в театр, где меня ждали новые сюрпризы – как приятные, так и не очень…

Во-первых, я узнал, что новым директором нашего храма Мельпомены назначили актрису, игравшую социально-характерные роли, в том числе, в спектаклях с моей музыкой – Аллу Борисову. При этом за ней сохранялась не менее важная в те времена должность парторга. В дальнейшем, после увольнения Дольникова, она еще больше укрепила свои позиции, став также художественным руководителем театра. На директорском посту Борисова сменила Владимира Лунева, который в предыдущем сезоне принимал на работу меня, Дольникова и Белоцерковского. Он уехал куда-то в Россию, откуда ранее прибыл в Могилев.

2018 год. Могилев, галерея Андрея Воробьева. Владимир Браиловский (справа) и могилевский предприниматель Леонид Молчанов.
2018 год. Могилев, галерея Андрея Воробьева. Владимир Браиловский (справа) и могилевский предприниматель Леонид Молчанов.

На смену руководства я бы не обратил внимания, если бы не одно важное обстоятельство. Именно Алла Павловна была лидером оппозиции новому главрежу, безоговорочно поддерживавшего все мои творческие начинания. С этого момента, помимо своей воли, я оказался втянут в интриги, без которых, кажется, не может существовать ни один театр.

В непростом статусе директора-художественного руководителя, не прекращая при этом играть в спектаклях, Алла Павловна проработала в театре ровно десять лет. И ее здоровье не выдержало. Эта неутомимая труженица сцены, как и многие ее коллеги, скоропостижно скончалась, так и не дожив до окончания многострадальной реконструкции родного театра. Ей было 54 года.

Продолжение следует.