«Качественно, красиво, но и ценник хороший». Поговорили с фермером о том, можно ли заработать на барашках

1311
Ольга ВИР. Фото автора и героя материала
55-летний фермер Олег Башаров работает на земле с 1990-х. В последние годы разводит еще и овец. Насколько выгодное это дело сегодня? Оказалось, проблем больше, чем может показаться.

Фермерское хозяйство «Огонек», которым руководит Олег Мухамадиевич, находится в деревне Ахимковичи Круглянского района Могилевской области.

Годом ранее я приезжала сюда, чтобы купить баранины для плова. Тогда у меня создалось впечатление, что это ферма мечты: прекрасные зеленые пастбища, как в рекламе молока, усыпанные спелой вишней деревья, у собак – полные миски костей с мясом. Петушки поют, курочки кудахчут, хозяева улыбаются.

Ноябрь, 2023 г. Круглянский район. Руководитель фермерского хозяйства «Огонек» Олег Башаров.
Ноябрь, 2023 г. Круглянский район. Руководитель фермерского хозяйства «Огонек» Олег Башаров.

Мне казалось, что разводить овец в Беларуси – довольно экзотическое занятие, но при этом еще и выгодное. Но так ли это на самом деле, если копнуть поглубже?

«Тогда были амбиции, думалось, что все получится»

Начало трудового пути у Олега выдалось на лихие 90-е. Окончил Горецкую сельскохозяйственную академию, потом пару месяцев отработал на ПМК, уволился, попробовал себя в милиции, увидел все «прелести» той профессии и решил, что для него лучше будет поискать что-то другое. В итоге, взял небольшой кусок земли в 20 гектаров.

Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».
Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».

– Тогда были амбиции, – вспоминает Олег, – думалось, что все получится, что можно будет расти, развиваться. Начиналось все с овощеводства. Картошкой занимался, садили капусту. Но оказалось – не очень это выгодно. Трудозатраты большие, а цена конечного продукта – копеечная. В хозяйстве раньше были и коровы, и гуси, и утки, и куры. В результате естественного отбора остановился на овцах: за ними нужен минимальный уход и минимальные затраты. Они же на мясо идут. Сено заготовил, два раза в год постриг, обработал от паразитов – и все. Тогда я думал, что во всем разбираюсь.

Работают на ферме семьей: он, жена и сын-студент помогает. Сейчас у них в хозяйстве 94 гектара земли и 500 голов овец пород «Прекос» и «Романовская». Я мысленно представила, сколько это: ого! Однако, Олег Мухамадиевич мне объяснил: для того, чтобы бизнес действительно приносил прибыль, 500 голов – «это ни о чем».

Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек». Фото героя материала.
Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек». Фото героя материала.

– Чтобы было более-менее эффективно, нужно держать минимум 3,5 тысячи голов, – говорит фермер. – На такое количество, соответственно, нужна кормовая база. По нормам Минсельхозпрода надо 50 соток на одну овцематку. С 3,5 тысяч голов это будет 1,5 тысяч овцематок. Каждой – по 50 соток, это 700-800 гектаров. Короче, до тысячи гектаров надо иметь земли. Чтобы обрабатывать все – нужна техника. А у нас последняя стоит баснословных денег. Тот же комбайн зерновой – 250-300 тысяч рублей новый!

У меня в хозяйстве есть трактора, но они все уже старые. Последний – 2008 года, ему 15 лет. А новый трактор стоит 100 тысяч рублей.

Один баран 300 рублей стоит. Это целое стадо нужно загнать, чтобы купить этот трактор. А к трактору нужны еще прицепное, навесное…

Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».
Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».

«Я живу на поле!»

Тем не менее, Олег хотел бы содержать больше овец. И взять больше земли, но ему не дают, по его словам, из-за того, что рядом есть колхоз. У фермера свои аргументы в пользу того, что он смог бы принести большую пользу:

– Мы же работаем на свой интерес! Наша задача – быть более эффективными, получить привес, мы не станем красть у себя же, мы вложим в два раза больше труда, мы все продумаем. Недавно взял для пробы мешок колхозной кукурузы. Дал телятам, они начали «свистеть» (понос), потому что там азот зашкаливает. Да, без подкормки и у нас ничего не растет, но мы, если и подкармливаем, то минимально. А зачем нам этот урожай, по большому счету, несъедобный?

Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».
Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».

– Я ж работаю, я живу на поле! – продолжает Башаров. – Прошу: дайте, помогите. Года три-четыре назад предложение было: едь в Белыничский район на песчаники, там 19 тысяч гектаров свободны, занимайся. А там же брошенные земли, все залесилось. Для того, чтобы туда поехать, нужны сумасшедшие деньги.

В Ахимковичах у фермера – жилой дом, мастерские, навесы, сарай. Если в том же Белыничском районе строиться и разрабатывать землю с нуля, подсчитал Олег, нужно аж 2 миллиона долларов.

– Если б у меня такие деньги были, то зачем мне вообще все это надо? – усмехается он.

Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».
Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».

«В розницу мы не продаем»

Как-то наш корреспондент, гуляя (с профессиональным интересом) по мясным рядам рынка в Могилеве, обратил внимание, что баранины здесь давненько не было. Свинина, курятина есть, а вот мяса, которое лучше всего подходит для настоящего плова – «днем с огнем не сыщешь». Как так: ферма в Могилевском районе по выращиванию барашков есть, а баранины на рынке нет? Задала этот вопрос Олегу Башарову.

– В розницу мы не продаем, а в Могилеве наша продукция не востребована – я анализировал много раз, – был ответ. – Наши люди едят в основном курятину – это самое дешевое, потом свинина идет по ценовому диапазону. А баранина – это очень дорогое удовольствие. Задняя нога стоит 35 рублей за килограмм. Ребра – рублей по 20. Это в розницу. Мы продаем в основном тушками. Одна тушка – рублей 300 выходит.

Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».
Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».

– Наш человек как привык: сала нарезался, кружкой воды запил, – улыбается фермер. – А баранина требует, во-первых, приготовления. Обязательно потом попить горячего чаю, потому что температура плавления бараньего жира очень высокая (выше 37 градусов, а у свиного жира, например, она ниже этой отметки. Чем ниже температура плавления, тем легче жир усваивается организмом. Свиной жир усваивается на 97-98%, а говяжий и бараний – на 89-93% – прим. авт.). У нас в Беларуси, в основном, баранов покупает особая категория людей – мусульмане, например. Если есть баранину неправильно, это может привести к проблемам с желудком. Не хватает температуры человеческого тела – жир бараний растопить. Холодной воды если выпьешь после – оно застынет потом в желудке.

– Было один раз: сельсовет попросил, мы подрезали теленка, барашка, выехали на сельхозярмарку, – возвращается фермер к рыночной теме. – Оно качественно, красиво, но и ценник хороший. Баранина дороже курицы в два раза. Где дешево – люди в очередь выстраиваются. А у нас купили только два-три человека. Больше туда не ездим, смысла нет.

В России, в Москве люди готовы покупать овец. Но 20-тонную машину загрузить (а иначе смысла нет туда возить) – это 1 000 голов нужно. А у меня – всего 500.

Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».
Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».

Мы работали раньше с «Комаровкой» («Комаровский» рынок в Минске – прим. авт.), но сейчас туда тоже не возим. Им каждые десять дней нужно баранину поставлять. Нужно стадо огромное. 40 раз в год по 10 голов – это получается 400 голов. Нечего везти.

Последнее время наша продукция представлена в единственном месте – торговый дом «Валерьяново» (находится в д. Валерьяново Боровлянского сельсовета Минского района – прим. авт.). Когда везешь туда 10-15 голов, смысл есть. Встали, за полдня отловили, отвезли на бойню (для юрлиц это обязательно), ближайшее место – Крупки или Белыничи. В одну сторону – 35 километров.

Я долгое время работал по организации собственной бойни. Искал финансирование – не получилось. Как раз началась пандемия. Были европейцы, которые готовы были вложить деньги. Собирались построить цех: безвыпасное содержание, на 10 тысяч голов. Сейчас Европа закрыта. Правда, я все равно не теряю надежды. Был разговор с Банком реконструкции и развития. Пытаюсь искать выход.

Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».
Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».

«Когда я лежал в больнице, всем занималась жена»

В марте этого года с Олегом случилась беда – обширный инфаркт, после которого он еле выжил. Сейчас по нему не скажешь. Мужчина по-прежнему работает в поле. Однако, видимо, это событие заставило его посмотреть на свое дело, которому он отдал 30 лет жизни, по-другому и подумать хорошенько: а стоит ли овчинка выделки?

– Когда я лежал в больнице, всем занималась жена, – рассказывает Башаров. – Я понял, что все бессмысленно. Мы живем вдвоем с супругой, и есть 17 организаций, которые могут нас проверить. Недавно энергетики приехали, сказали, что надо написать номера на столбах, знаки обновить – есть какие-то вещи, которые не меняются...

– Не хватило моей жизни, чтобы что-то солидное сделать, – помолчав, добавляет фермер. – Пересчитываешь и понимаешь – дохода нет, чистой прибыли нет. Мы работаем в сторону увеличения. Но получается, что у нас это как дача, хобби, но никак не бизнес.

И подытоживает невесело:

– Лучше идти на наемную работу, чем иметь свое дело.

... Невеселый получился разговор у нас с руководителем фермерского хозяйства. Но не хотелось бы заканчивать этот материал на такой ноте. Мне вспомнились слова Олега про то, что «я все равно не теряю надежды. Пытаюсь искать выход», и я от души пожелала своему герою удачи и сил справиться со всеми трудностями.

Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».
Ноябрь, 2023 г. Круглянский район, ферма «Огонек».