«Я часто занимаюсь необычными и странными вещами». Могилевчанка рассказала, как увлечение танцами стало ее работой

1127
Ольга ВИР. Фото из личного фотоархива героини
Людей, у которых хобби и работа совпадают, можно назвать везунчиками. Но так ли все просто на самом деле? Порой для того, чтобы любимое дело превратилось в профессию и стало приносить доход, нужно вложить немало усилий, денег и нервов, много учиться и, возможно, даже чем-то пожертвовать. Наша героиня Елена Юрченко рассказала, как это получилось у нее.
Могилев, 2023 г. Это не «Джоконда» Леонародо да Винчи, это Елена Юрченко. Психолог, фотограф и преподаватель парных танцев для взрослых.
Могилев, 2023 г. Это не «Джоконда» Леонародо да Винчи, это Елена Юрченко. Психолог, фотограф и преподаватель парных танцев для взрослых.

С танцем Елена впервые близко соприкоснулась 9 лет назад, когда работала фотографом. Увлеклась сальсой, а потом совершенно случайно стала ее преподавать. В итоге, учитывая ее образование психолога и фитнес-инструктора, это вылилось в проект «Социальные танцы», где она применяет свои профессиональные знания психологии и помогает обычным, совершенно не танцующим людям, избавиться от напряжения, стресса не с помощью слов, а с помощью движений своего тела.

Детские травмы и незакрытый гештальт

– В детстве я увлекалась музыкой, – рассказывает Елена, – училась в музыкальной школе, планировала стать пианисткой. После 9 класса пошла в музыкальное училище, но через 3 года учебы из-за больших нагрузок у меня начались проблемы со здоровьем. Сильно болели руки. Мне пришлось уйти в академический отпуск. Стоял вопрос о том, что, возможно, я больше не смогу вернуться в музыкальное училище и мне нужно выбирать новую профессию. Я очень переживала. Я думала тогда, что хочу этим заниматься, собиралась поступать в консерваторию. Возможно, этот тяжелый эмоциональный период и заставил меня пойти в психологию. Кроме этого, когда я училась в училище, у меня уже был опыт общения с психологом, который помог справиться с моей личной проблемой. Я поняла, насколько это важная профессия для людей, и решила, что тоже хочу чем-то таким заниматься. Пришлось экстерном сдавать экзамены за 10-11 классы, после чего я поступила в Минский Пед на факультет психологии.

Что касается танцев, то в детстве у меня был только один малюсенький опыт. В 3 года мама отвела нас с сестрой на кружок. Это была единственная на тот момент группа по бальным танцам, которая была в Могилеве. Сестра стала заниматься, а таких 3-леток, как я, в группе было всего две девочки. Естественно, разница между нами и старшими детьми была огромная. Им можно было уже что-то объяснить, а нам, 3-леткам, что делать было? Только хлопать в ладоши и приседать. Мне было непонятно, скучно, и я попросила маму «выписать» меня оттуда. Может быть, это и был тот самый незавершенный гештальт из детства, который вернулся ко мне в возрасте 25 лет.

Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. Кем быть, пришлось решать, когда почти окончила училище.
Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. Кем быть, пришлось решать, когда почти окончила училище.

Когда хобби стало работой

В студии, где я занималась йогой, стал приезжать преподаватель из Минска по сальсе. Хозяйка этой студии мне и говорит: «А ты не хочешь сходить?». А у меня сальса всегда в голове была. Не знаю, откуда она там взялась. Я сходила на открытый урок и стала заниматься сначала 2 раза в неделю, потом 1 раз но по 2 часа. Очень это все нравилась, мы стали собираться самостоятельно.

У нас произошла такая ситуация:Татьяна Галибус, которая к нам приезжала из Минска преподавать, надолго уехала по работе и мы остались без преподавателя. В этот период мы просто ходили на улицу танцевать для себя. На Ленинской, там где сейчас кафе «Сел и съел», нам колонки выставляли и мы танцевали сальсу. Нас было тогда человек 10, может больше. Люди, незнакомые подходили и спрашивали, что это. А мы уже планировали набирать новую группу для нашей Татьяны, которая собиралась вернуться и записывали номера телефонов желающих. Но получилось, что ее очень долго не было. И люди уже сами стали просить: «Так а покажите нам сами что-нибудь, какие-нибудь шаги, движения, ну вы же умеете». Я им говорю: «Я не преподаватель». Они мне: «Но вы же танцуете». И так это постепенно стало закручиваться: «А покажите еще, а давайте мы какую-то группу соберем».

В итоге это «докрутилось» до того, что я стала преподавать регулярно. Люди шли-шли-шли. Но тогда у меня не было цели заниматься танцами профессионально. У меня была работа. Я была фотографом, притом достаточно успешным. А это было просто хобби. В какой-то момент я поняла, что меня накрыло этой лавиной. Мне нравиться танцевать, мне нравится преподавать и я стала заниматься этим постоянно. У меня было уже открыто ИП, и я просто в какой-то момент поменяла вид деятельности. Фотография ушла в разряд хобби, и танцы стали моей работой. Сначала у меня было человек 7-8. Прошла одна группа, потом вторая. На теперешний момент у меня обучались уже сотни людей.

Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. «Мне нравиться танцевать, мне нравится преподавать и я стала заниматься этим постоянно».
Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. «Мне нравиться танцевать, мне нравится преподавать и я стала заниматься этим постоянно».

Получается все, когда поддерживают

Надо отдать должное моим родителям. Они хоть и относятся к тому поколению, которое, возможно, даже не совсем понимает, как это работает, но они поддержали мою идею. Чем бы я ни занималась, папа, например, всегда верит, что у меня, во-первых, это получится. А во-вторых – я делаю то, что мне нравится. Наверное, именно благодаря ему я часто занимаюсь какими-то необычными и странными вещами и всегда получаю хороший результат. Например, когда работала фотографом, я проводила тренинги по развитию движения в кадре. Я еще тогда не танцевала, но это было что-то похожее, как и в танцах. У человека есть внутренние зажимы и ему сложно двигаться перед камерой, сложно проявляться. Чем бы я ни занималась – фотографией или танцами, я всегда сталкивалась с тем, что у людей есть какой-то барьер, который нужно помочь им преодолеть. И только тогда они реально почувствуют свои настоящие возможности. Часто люди думают, что у них не получается, они не смогут. Но это не так. Это всего лишь их представления их внутренние о себе. А на самом деле, как показывают мои ученики, они добиваются хороших результатов в танцах, хотя считали до этого себя деревянными. Проблема вообще не в теле. Проблема – в голове.

Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. «Проблема вообще не в теле. Проблема – в голове».
Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. «Проблема вообще не в теле. Проблема – в голове».

Жить на одни танцы получилось не сразу

Поначалу это все не приносило особого дохода. На том этапе прожить только на одни танцы не получалось. Иногда даже уходила в минус. Но это случалось тогда, когда я, например, привозила преподавателей из России и мне нужно было им платить. Выручало то, что я продолжала подрабатывать фотографией и остались какие-то накопления. Был период, когда денег не хватало. Но я понимала, что из моего проекта что-то получится, а мне очень хотелось развить это направление. В Могилеве на тот момент все было очень скромно. Когда я ездила в Питер или Москву, я видела, насколько там все это развито. Как люди танцуют на улицах, сколько там вечеринок. Мне хотелось сдвинуть с мертвой точки это направление у нас. И теперь можно сказать, что это у меня получается.

Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. «Был период, когда денег не хватало».
Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. «Был период, когда денег не хватало».

«Несколько пар у нас поженились в рамках школы»

Если расшифровать, то «Социальные танцы» – это танцы, которые нацелены не на спортивные результаты, а для удовольствия. Ими может заниматься человек любого возраста, любой комплекции, с любыми физическими данными и вполне себя комфортно там чувствовать. Это как социальное сообщество – для общения, взаимодействия, плюс – развитие в танцевальном плане. Мы вместе проводим время, общаемся, ходим на шашлык. Как правило, в танцы приходят люди, у которых разноплановые интересы, которые развиваются в других направлениях, то есть, это люди, с которыми, скажем так, нескучно. Есть тренер по ушу, Андрей Федоров, и у нас с ним одни и те же ученики: здесь они психологические тренинги проходят, у меня социальными танцами занимаются, где-то – китайской гимнастикой. Это люди с очень открытым сознанием, они открыты для чего-то нового, необычного. Часто бывает, что к нам приходят с целью познакомиться. Для социальных танцев это обычная история. Несколько пар у нас поженились в рамках школы. Даже я умудрилась здесь найти себе пару.

Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. Познакомиться на танцах – нормальная история.
Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. Познакомиться на танцах – нормальная история.

От «Социальных танцев» к телесным практикам

Идея совмещать танцы и психологию была изначально. Когда я стала преподавать, я понимала, что людям сложно начать танцевать не потому, что они не умеют двигать руками и ногами, а потому что у них в голове есть определенный барьер, который сложно переступить.

Именно благодаря тому, что я по образованию психолог и у меня есть понимание, как эти барьеры можно помогать преодолевать, наверное, я удержалась в преподавании парных танцев взрослым людям, которые приходят изначально очень сильно зажатые, особенно мужчины. Очень много сложностей в парном танце. Вначале приходится пробиться через внутренние барьеры, а уже потом начинается обучение движению руками-ногами.

Кроме танцев я занимаюсь еще отдельно телесными практиками и танцевально-двигательной терапией. О существовании таких методов я знала давно, пробовала это на себе, бывала на занятиях неконтактных импровизаций. Это отголоски йоги, в которой тоже есть медитации, практики на расслабление, на концентрацию внимания в теле.

Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. «В парном танце много сложностей. Приходится пробираться через внутренние барьеры».
Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. «В парном танце много сложностей. Приходится пробираться через внутренние барьеры».

В современном мире мы большую часть времени живем в голове, а про тело забываем. А ведь все ощущения и удовольствия живут в теле. Если мы всегда находимся в мыслях, то мы хуже чувствуем. Вплоть до того, что можем хуже чувствовать вкусы, запахи. Это все затирается. Поэтому нам нужно держать баланс между мыслями и телом. Различные практики помогают снимать напряжение и поддерживать этот баланс. Это не совсем терапия, в том смысле, в котором мы привыкли ее понимать. Когда ты приходишь к психологу или терапевту, ты рассказываешь, что тебя беспокоит.

Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. «Часто люди начинают задумываться о походе в терапию, когда уже находятся в очень подавленном состоянии, «на дне».
Могилев, 2023 г. Елена Юрченко. «Часто люди начинают задумываться о походе в терапию, когда уже находятся в очень подавленном состоянии, «на дне».

Мне люди не рассказывают, но я помогаю снять им это напряжение теми инструментами, которые у меня есть: движением, дыханием, танцем. Как правило, после занятий все в группе чувствуют облегчение, расслабление, эмоциональный подъем, в раздевалке всегда активно что-то обсуждают. Люди ощущают себя здоровыми. Одна девушка однажды мне написала, что у нее перестало болеть горло. Возможно, эта боль у нее была связана с каким-то психологическим напряжением, с психосоматикой, поэтому она получила такой неожиданный эффект. В редких случаях человек впадает в подавленное состояние. Тогда мы уже после групповой практики работаем конкретно с этим человеком индивидуально для того, чтобы он получил это свое состояние ресурса.

Мои практики – это либо профилактика, либо подготовка к личной терапии. Если ты боишься пойти к психологу, но есть проблемы, которые нужно решать, но не знаешь, с чего начать. Возможно, можно начать с такой групповой работы. Часто люди начинают задумываться о походе в терапию, когда уже находятся в очень подавленном состоянии, «на дне». И они не могут пойти к психологу, потому что не представляют, как это рассказать. Напряжение настолько сильное, что можно взорваться и рыдать просто. Поэтому людям иногда нужно в промежутках снять напряжение, чуть-чуть «выпустить пар», понять, что у него есть силы пойти прорабатывать психологическую проблему более глубоко.

У каждого хорошего психотерапевта должен быть свой психотерапевт

Когда мне плохо, я сама тоже занимаюсь телесными практиками. Это те же методы, которыми я работаю с группами. Занимаюсь для профилактики самостоятельно, периодически хожу в терапию. Непроработанный терапевт – это не очень хорошая история, когда ты начинаешь транслировать свои какие-то переживания на окружающих людей и видеть в других людях свои какие-то проблемы. Поэтому терапия для психотерапевта – это тоже очень важно.

Могилев, 2023 г. Елена Юрченко
Могилев, 2023 г. Елена Юрченко