Однажды в Могилеве. «Харлеи» мчались навстречу приключениям

1758
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора
Материалы цикла «Однажды в Могилеве» дают читателям возможность совершать своеобразные экскурсы в прошлое нашего города, а также знакомят с его тогдашними героями.

По сюжету Денниса Хоппера

Плейшнер и Миня: перекур в дороге.
Плейшнер и Миня: перекур в дороге.

Поводом вернуться к этому «мотоциклетному» сюжету более чем сорокалетней давности послужила недавняя поездка Миши Толпыго в один из агрогородков Витебской области, где прошли последние годы Валентина Михайлова, одного из вдохновителей и генератора многих, как сейчас говорят, творческих проектов могилевских хиппи.

Валентина не стало уже почти 10 лет назад, но его кипучая деятельность прошлого находит отклик в душах многих «семидесятников» по сей день. Как и нижеследующая история, на которую своих товарищей «подбил» именно Михайлов.

Слева направо: Валик, Наталья, Плейшнер. Фрагмент фотоперфоманса.
Слева направо: Валик, Наталья, Плейшнер. Фрагмент фотоперфоманса.

В конце 1970-х Валик, Плейшнер, Миня и Пашка по кличке Башмаков в некотором роде повторили сюжет культового фильма Денниса Хоппера «Беспечный ездок» («Easy Rider», в ролях – Джек Никлсон, Питер Фонда и сам Хоппер), отправившись в мотопробег из Могилева в Ригу. Попутно посетив памятные развалины нашей республики. Кстати, отправились на мопедах отечественного производства «Рига».

Вопрос цены был самым главным

На подступах к Мирскому замку.
На подступах к Мирскому замку.

– Да, это была прикольная история, – вспоминает Миня. – Ну, ты знаешь, во времена хиппи в США были рокеры, которые нарезали на «харлеях–дэвидсонах» по всем штатам и наводили ужас на обывателей. Это был своего рода тоже протест против сытого общества. А во Львове в 70-е годы были советские рокеры – длинноволосые бородатые дядьки, которые нарезали по Союзу на «явах», «ижах» и еще каких-то мотоциклах советского производства. Было даже несколько трофейных немецких мотоциклов, ими собственноручно восстановленных. Ну и у нас появилась идея тоже прокатиться. Но денег особо не было, да и прав на вождение – тоже. Поэтому мы решили купить мопеды рижского производств. Они тогда стоили 180 рублей. Идея Валентина была такова: доехать на этих мопедах до Риги, заявиться на завод и потребовать у них новые мопеды на обратный путь, так как мы сделали для них рекламу этим пробегом.

На подступах к Новогрудскому замку.
На подступах к Новогрудскому замку.

– Мы двигались сначала по Белоруссии, объехали все западные замки – Мир, Несвиж, Раков, Лида, – продолжает Миня. – Потом поехали в Литву. Передвигались с максимальной скоростью 45 км в час, особо не спешили: день ехали, перекусывали, вечерком – по портвейну. Ночевали на природе, в палатках. Золотое время было! Заправлялись, как правило, в колхозах. Приезжали и сразу шли к председателю: показывали документ, письмо, с просьбой оказывать содействие мотопробегу по бездорожью, так как ехали мы в основном по второстепенным дорогам, чтобы срезать путь. Письмо мы состряпали на печатной машинке и печать поставили металлическим гербовым советским рублем. Выглядело довольно внушительно, и все председатели оказывали содействие, даже кормили бесплатно. Все как у Остапа Бендера. Дети лейтенанта Шмидта.

Фрагмент альбома Мини (он слева). Справа – Плейшнер и Славик Кот. 1970-1980-е годы.
Фрагмент альбома Мини (он слева). Справа – Плейшнер и Славик Кот. 1970-1980-е годы.

Помешали дожди

– Но до конечного пункта так и не доехали, пошли сильные дожди и мопеды пришлось оставить на хуторе за Вильнюсом в сарае у доброго литовца, где мы ночевали. А в Ригу потом двинулись автостопом и электричками. Добрались в Витрупе на Рижском взморье, где проходил национальный праздник, типа нашего Купалья. Название другое, но смысл тот же – языческие пляски вокруг костра и поклонением силам природы. Собирались хиппи со всего Союза, и рокеры из Львова были. На обратном пути забрали свои мопеды и отправились в обратный путь уже по прямой.

Пашка Башмаков на фестивале в Прибалтике, 1970-е годы.
Пашка Башмаков на фестивале в Прибалтике, 1970-е годы.

– По возвращении в Могилев мопеды поставили на водокачку, где у Вовки Плейшнера была мастерская, – повествует Миня. – Это во дворе на пересечении проспекта Шмидта и улицы Гагарина. Плейшнер там резал по дереву. Кстати, учился он у знаменитого резчика из Иркутска, забыл его имя, он в 50-х отсидел 10 лет за крупные ограбления банков. На третьем ограблении их повязали. Плейшнер часто рассказывал его историю, как они спасались бегством на грузовой машине от преследования, прямо по центру города. Чтобы заблокировать улицу, разбрасывали награбленные деньги прямо из кузова. Толпа, конечно, бросилась их собирать, халявные деньги, блокировалось движение, а они тем временем исчезали. По словам Плейшнера, этот резчик всегда тяжко вздыхал и говорил, что в Иркутске на кладбище Онегин, так оно называлось, до сих пор зарыт миллион старыми. Переживал, что из-за тюрьмы даже не пришлось ими попользоваться.

– К сожалению, наши мопеды после той неудавшейся поездки украла местная могилевская «урла», сбив замки, – добавляет Миня. – Больше мы их никогда не видели. Правда, Валика мопед уцелел, так как он ставил его не на водокачке, а в сарайчике подвального помещения своего дома. Но я особо не горевал, они сделали своё дела, пусть и другие покатаются.

– А вот мне мопеда было очень жалко, – вспоминает Пашка Башмаков. – Я его так классно раскрасил, руль такой солидный забомбил. Не хуже, чем у «харлея». Но, что поделаешь, прошлого уже не вернешь.

Продолжение следует.