Однажды в Могилеве. «Сейчас их время, пусть порезвятся»

1827
Евгений БУЛОВА. Фото автора и из его архива
Материалы цикла «Однажды в Могилеве» дают читателям возможность совершать своеобразные экскурсы в прошлое нашего города, а также знакомят с его тогдашними героями.

«Но смеяться будут меньше»

Ринг ошибок не прощает. Во все времена...
Ринг ошибок не прощает. Во все времена...

22 июля – международный день бокса. И это еще не все, 22 июля – международный день мозга. Во, как! Казалось бы, два взаимоисключающих праздника: трудно ведь втемяшить себе, что удары в голову, составляющие основу бокса, не наносят урон мозгу спортсмена.

Оставив на совести специалистов окончательный вердикт по поводу вышесказанного, обратимся лучше к анекдоту:

– Доктор, у меня что-то с памятью. Надо мной все смеются!

– Мой вам совет: займитесь боксом!

– И тогда моя память станет лучше?

– Нет, память лучше не станет. Но смеяться будут меньше.

А заодно вспомним о некоторых ситуациях в прошлом Могилева, где кулак зачастую становился самым весомым и действенным аргументом в выяснении отношений: это когда мозг у кого-то не находил других путей разрешения проблемы.

Мы с вами когда-то уже заводили разговор о драках на танцевальных площадках города в 1970-80-х годах. Это был весьма распространенный вид соперничества: между дворами, кварталами, районами. Даже между школами. «Шмидта» (проспект) против ДОКа. Вокзал против Юбилейного…

Рисунок автора.
Рисунок автора.

В 1990-х набрали небывалые обороты «рубки» между представителями различных субкультурных групп: гопники против рокеров, против панков, против танков (шутка)…

Вот, если хотите, литературная зарисовка: Могилев, 2005 год.

Лысый волосатому не товарищ?

1

«… Словосочетание «священное спортивное трико» Лысому тоже было малопонятно, но при одном только упоминании о протертых джинсах у него начинали чесаться загрубевшие в частых тренировках кулаки, очень напоминавшие сработанные топором деревянные кубики. Опыт в боевых операциях у него был богатый. Всех этих волосатиков приходилось дубасить и возле ДК железнодорожников, и на Юбилейном, и возле «Дуньки»...

Новое поколение выбирает... Могилев, 2000-й год.
Новое поколение выбирает... Могилев, 2000-й год.

Фаланги обоих мезинцев на руках Лысого были изуродованы еще лет десять назад. О зубы и челюсти любителей рок-н-ролла. Он одинаково хорошо бил как с правой, так и с левой. С обоих рук. Хотя грамотно писать, увы, так и не научился ни с одной.

Автобуса все не было. Лысый нервничал. На глаза попалось изрядно потрепанное непогодой объявление, набранное на компьютере и доработанное шариковой ручкой – про окна из ПВХ. Последнее слово ему понравилось – три буквы, одна из них «Х»... Тем не менее появилось желание засадить кулаком в это самое окно из ПВХ.

Дождь грозился действительно начаться. Наконец из-за угла розовой пятиэтажки выплыла грязно-желтая «гармошка» «Икаруса».

2

Антон и Юля были не одни. Вместе с ними на двух последних сиденьях полупустого автобуса ерзали Гамлет и Сэм. Молодые люди смеялись, шутили по только им одним известному поводу. Сидевшие на другом ряду пенсионеры, он и она, уже не обращали на них никакого внимания. Остановки четыре назад седовласыч в куртке-штормовке защитного цвета хотел было утихомирить не в меру разошедшуюся молодежь. Тем более, что его настораживали и даже пугали их длинные волосы, пирсинг, тоннели, браслеты, цепочки... Хотя ничего воинственного в поведении этой необычной публики не было.

«Шмидтовские» чуваки, мягко выражаясь, всегда пользовались особым  уважением. Могилев, конец 1970-х.
«Шмидтовские» чуваки, мягко выражаясь, всегда пользовались особым уважением. Могилев, конец 1970-х.

И все же пенсионер для приличия поначалу вознегодовал. На что его супруга отреагировала очень мудро: «Уймись, Ваня! Сейчас их время, пусть порезвятся».

3

У Антона и Юли были одни наушники на двоих, каждому – по каналу, в которых звучала их любимая группа со странным названием «Оригами»:

Всё 12 секунд назад

Было другим – родным, живым.

Взрыв ярко-алым цветком

Пророс за окном...

Я не один такой, нас много,

Мы просто устали ждать

Очередного цветка за окном...

12 мгновений и всё

Превратилось в ничто.

За что?..

Мы падаем вниз,

Раскрывая руки, как крылья,

Закрывая глаза...

Парень обнял девушку и осторожно коснулся губами кончика ее носа. Ему казалось, что сейчас в мире нет более близких людей, чем они. Эмоционально-надрывное пение солиста группы, неземная музыка уже давно унесли обоих из салона расхристанного, скрипящего всеми металлическими суставами автобуса туда, где нет постоянных упреков, понуканий, оскорблений, унижений. Туда, где солнце, небо, любовь. Туда, где чистые, искренние чувства.

Помнишь, я мечтал

Сделать всё, как ты хотела,

И найти наш потерянный рай...

Помнишь, я хотел

Засыпать с тобой вместе...

Нет, с Валиком все в порядке, недавняя драка была практически бескровной. Это всего лишь прикол. Могилев, 1980-е годы.
Нет, с Валиком все в порядке, недавняя драка была практически бескровной. Это всего лишь прикол. Могилев, 1980-е годы.

4

Автобус, притормаживая, проехал практически пустую остановку и остановился с открывшейся задней дверью, перед одиноким пассажиром.

Лысый запрыгнул в «десятку» и сходу шлепнулся на сиденье. Наконец-то! Ударить или даже задеть находившуюся слева от него, через проход,

Юлю было тяжело. Но Лысому это удалось. Даже не потому, что он в конкретное время в определенном месте стремился к конфликту. Нет, просто он так привык. Тех, кто мешает, надо с дороги оттирать, отодвигать, убирать. А когда он разглядел помешавшую ему девчонку – ярко очерченные черной тушью глаза, такого же цвета чуть ли не до подбородка косая челка, белого металла кольца, пирсинг, его буквально заколбасило.

Лысый уже подчеркнуто пнул носком ноги свисающую на длинном ремешке брезентовую сумку Юлии:

– Понаставили тут всяких мешков, уроды!

Антон, никогда не относивший себя даже к дальним родственникам «терминатора», укоризненно поглядел на Лысого. Тот сразу же гаркнул и

в его сторону:

– Что пялишься, пробитый? Может, и тебе в тыкву захотелось?

Ответить Антон не успел, так как свои дальнейшие решительные намерения бывший гопник подкрепил до автоматизма натренированным движением правой руки. Удар пришелся в плечо рокера. На языке Лысого это означало, что следующий джеб будет уже в челюсть.

Задремавшие было пенсионеры дружно повернулись на шум начинающейся драки. Лысый мгновенно прочувствовал, что вся эта компания в автобусе ему отпора не даст. По-хозяйски расставив ноги, он отшвырнул закричавшую Юлю в сторону, в конец салона. Антон, видя, что помощи ждать неоткуда (Гамлет и Сэм любое насилие воспринимали как что-то противоестественное), откинулся на спинку сиденья и, выставив перед собой ногу, для отражения агрессии, начал набирать по мобильнику номер милиции.

Начало драки в ДК ЖД. Могилев, 1970-е.
Начало драки в ДК ЖД. Могилев, 1970-е.

– Тебе это так не сойдет! – закричал он, не давая Лысому нанести прицельный удар, а затем, обращаясь к немногочисленным пассажирам автобуса, добавил: – Передайте водителю, чтобы не открывал дверь!

Лысый с перекошенным от негодования лицом попытался выбить телефон из рук Антона. Не получилось. Того спасла выставленная вперед нога и согнутая в локте рука, он кое-как защитился. И все-таки Лысому удалось несколько раз ударить рокера по голове. Появилась кровь. Ярко-алый цветок? Юля опять закричала.

В это время на помощь уже спешил водитель, остановивший автобус на очередной остановке. Через мгновение рядом появился милицейский наряд».

А если с мозгами не все в порядке?

На мешке поупражняться никому не повредит.
На мешке поупражняться никому не повредит.

Ах, да – самое главное: настоящий боксер никогда не будет ввязываться в бытовой мордобой, если можно пойти мирным путем. Свои амбиции он удовлетворяет на ринге, а не в драке с малоискушенным противником, у которого, что греха таить, иногда с мозгами не все в порядке.

Продолжение следует.