Однажды в Могилеве. Сон в летнюю ночь

1707
Евгений БУЛОВА. Фото автора и из его архива
Материалы цикла «Однажды в Могилеве» дают читателям возможность совершать своеобразные экскурсы по нашему городу времен социалистического строительства, а также знакомят с его тогдашними героями.

Спи, пока молодой!

Я работаю, а Вася спит. Кстати, дневной сон тоже далеко не самое худшее занятие. Главное, не проспать получку. 1975 год.
Я работаю, а Вася спит. Кстати, дневной сон тоже далеко не самое худшее занятие. Главное, не проспать получку. 1975 год.

Не сомневаюсь, что большинство могилевских «семидесятников» в годы своей «боевой» молодости любили поспать. Автор этих строк – не исключение. Ну, такова физиология человека, который поначалу сладко спит практически в любом состоянии и положении, но с возрастом утрачивает такое, как потом выясняется, замечательное качество.

А про сны я уже и не говорю. В студенческие годы и чуть позже меня донимал только один навязчивый сюжет – про экзамены. Тебе их сдавать, а ты не готов. Думаю, похожее «кино» прокручивалось не только в моем сознании. Но потом и эти ночные страшилки куда-то пропали: спишь себе, как пшеницу продавши.

Нынче этого сказать не могу. Понятие фрагментальная бессонница стало частью бытия. В какой-то момент я попытался свои часы ночного бдения превращать в творческий процесс, «сшивая» обрывки различных сновидений в логично оформленный текст или даже рисунок. Глядишь, вместо того, чтобы ворочаться часов с 3 до 5 ночи с одного бока на другой, ты занимаешься тем, что дает тебе возможность к утру уже располагать необходимым для небольшого рассказа объемом текста или наброском для картины.

Выразительно и доходчиво

Кружкин, Филипп, Сектант, Образцов. К сожалению, трое первых уже покинули наш бренный мир. Что касается Саши Образцова, то его судьба с середины 1980-х годов неизвестна.
Кружкин, Филипп, Сектант, Образцов. К сожалению, трое первых уже покинули наш бренный мир. Что касается Саши Образцова, то его судьба с середины 1980-х годов неизвестна.

Как-то лет 10-12 назад увидел в интернете результат процесса совмещения старых фотографий и реальных мест, где их когда-то сделали. Это были практически уже готовые иллюстрации. Если использовать фотки из своей молодости, то получались иллюстрации моих сновидений. При том иллюстрации необыкновенно выразительные и доходчивые.

Я решил взять их на вооружение. Одним из первых моих фотографических экспериментов на этой почве был кадр с участием Кружкина, Филиппа, Сектанта, Образцова. Четверка этаких неформалов образца 1973 года шествует по Первомайской мимо универмага.

Ох, и повеселился же я, когда переснимал этот комплексный сюжет. Пару человек поинтересовались происходящим. А когда, заглянув через мое плечо, врубались в происходившее, то чуть не вырубались. Честное слово. Что тут сказать, великая сила искусства!

Люди, которые нас окружают.
Люди, которые нас окружают.

В нескольких шагах от входа в универмаг (тогда, в 1973 году) невнятного происхождения женщина продавала дефицитное тогда шампанское. Наша великолепная четверка, как тогда говорили, волосатиков, естественно, тормознула и запечатлелась подле ящиков и импровизированного прилавка с шампанским.

Взгляды, которые нас сопровождают.
Взгляды, которые нас сопровождают.

Я тоже «освежил» нынешним пейзажем тот и без того суперский сюжет. Причем дважды: ну как же было отказаться от неожиданно попавших в объектив моего примитивного телефона джентльменов, взгляды которых полны всевозможных чувств и эмоций. Причем, сугубо положительного свойства.

Таня, Сережа, Наташа. 1976 год.
Таня, Сережа, Наташа. 1976 год.

Или вот сюжет с одной из многочисленных могилевских лестниц. Тут уж одним только совмещением изображений отделаться никак нельзя. Нужны какие-то пояснительные строчки. К примеру:

Опять чего-то не хватает–

Денег, комфорта, хлеба…

А ведь когда-то было достаточно

Всего лишь лестницы в небо.

Продолжение следует.