От повестки до похоронки: письма из вагона

1514
Татьяна УДОДОВА. Фото автора
Конверт, сложенный из тетради ученицы 5 «Б»… Пожелтевшие от времени, вырванные из тетради листки с приветами родным. Письма простые и добрые, написанные из вагона эшелона. Письма, зачитанные до дыр близкими молодого солдата. Строчки, выученные наизусть матерью…
Письма Павла Храмкова.
Письма Павла Храмкова.

Передо мной письма* молодого солдата, которого война застала в первые дни службы в Красной Армии.

Павел Александрович Храмков родился в 1921 году в селе Сидоровское Красносельского района Костромской области России. В апреле 1941 года он был направлен служить в воинскую часть, которая была расположена в городе Байрам-Али (ныне Майрамали) Марыйской области Туркменской ССР. Но у войны был утвержден свой план. Через 3 месяца, 28 июля 1941 года, он был убит в бою под Смоленском.

Письма Павла Храмкова. Фрагмент 1-й.
Письма Павла Храмкова. Фрагмент 1-й.
Письма Павла Храмкова. Фрагмент 2-й.
Письма Павла Храмкова. Фрагмент 2-й.

1/V.41

Привет из города Байрам-Али. Здравствуйте, Папа, Мама и Сестренка Нина, шлю вам привет молодого красноармейца.

Во-первых вы наверное заждались письма, но ничего не сделаешь, в вагоне не было писать возможности, сильно качало потому что ехали эшелоном на товарном поезде и в часть мы приехали 28 апреля, ну а сразу разве напишешь, когда немножко поналадилось и то было некогда, а тут как раз первый мой вот и пишу.

Доехал я ничего, из середы мы выехали утром на другой день и поехали на Иваново. Из Иваново мы эшелоном поехали на Москву. В Москве нам была баня и в 12 ночи из Москвы мы выбыли в неизвестном нам направлении. Ехали мы через Казань, Куйбышев, Чкаловск, Ташкент и ряд др. городов, которых встречалось очень много. За Ташкентом нам была еще баня, после Ташкента нас повезли еще дальше и высадили нас в городе Мары, откуда нас обратно назад на 36 км повезли в часть в г. Байран-Али. В этом городе мы и остановились, здесь нас побрили под бритву сводили в баню и одели в обмундирование, выдали все новое, ну конечно обмотки, да это ничего, потому что здесь очень жарко и в обмотках ходить легче.

Кормят нас здесь три раза в день: утром завтрак суп и чай, в обед суп и второе, каша или же гороховый кисель, вечером суп и чай и мне покуда хватает даже остается, трудного мы конечно еще не видели, потому что еще в карантине, но и то уже скажу, что я так редко уставал, и еще больше трудно потому что жарко <…>, нынешний год снег был только 2 дня. Дорогой доехали мы ничего, нам выдали постели набитые соломой и все же было помягче, насчет пищи, конечно бы мне не хватило если бы не давали обеды, давали утром каша и вечером суп, в общем доехали хорошо, правда первое время никто не мог заснуть, а потом привыкли и спали и днем и ночью, когда захочется. Дорогой ехали до Москвы было все нормально, но дальше за Москвой нам стало интересно, все как то стало не по нашему, леса почти совсем не было, одна степь, домов деревянных не увидишь ни одного, люди пошли все не русские, животные пошли уже не те, здесь за Москвой начали встречаться верблюды и ишаки, большие стада овец.

Мы живем в палатках, как в лагерях, да здесь и не требуется другого помещения и так жарко, но правда в дождик очень плохо. На 2-ю ночь, как мы прибыли, был большой дождь и ветер, ночью у нас палатку снесло и залило водой, так что мы соскочили все мокрые и все продрогли, но днем все обсушились. Сейчас погода хорошая и спать замечательно. 1-3 мая мы отдыхаем, будут хорошие обеды и культурное обслуживание. 30-го апреля т.е. вчера мы 40 человек ходили в город в рабочий клуб в сад на торжественное совещание. Время там провели замечательно, нас в саду всех распустили и мы ходили вольно и гуляли до 12 ночи.

Но что не говори, а все же скучно даже не верится что мы служим и что долго не попадем домой. Деньги здесь пока не требуются, потому что здесь в ларьке ничего нет кроме папирос, а в город отпускать не будут еще долго, да и там нечего брать.

Пока все, до свидания, остаюсь жив и здоров.

Пишите ответ скорее, а то письмо идет долго примерно 15 д. в один конец до нас примерно 5,5 тыс. верст.

Письма Павла Храмкова. Фрагмент 3-й.
Письма Павла Храмкова. Фрагмент 3-й.
Письма Павла Храмкова. Фрагмент 4-й.
Письма Павла Храмкова. Фрагмент 4-й.

15/VI.41 Семь дней до войны

Здравствуйте, Папа, Мама и Сестренка Нина, дюдя, баба, Дася и Юра, шлю вам всем привет молодого курсанта и желаю вам всего хорошего в вашей жизни. Во первых сообщаю вам новый адрес, хотя немного отличившийся от прежнего: Туркменская ССР, Марыйская обл, г.Байран-Али п/о 2/1. Дело в том, что с 9/V-41 г. срок моей службы увеличился на 12 месяцев, что очень печально, но ничего не сделаешь, а именно сейчас я нахожусь в полковой школе, срок обучения 6 месяцев, после чего выходит младший сержант, а дальше что, там будет видно. Сейчас я о школе сказать ничего не могу, потому что это время еще не занимались, но надо думать, да и думать нечего, что будет очень трудно, труднее прежнего, а я вам писал, что достается крепко, но ничего, как-нибудь 6 месяцев перетерпим, а там будет все легче, насчет общежития и вообще здесь все налажено дел лучше, находится сейчас в казармах, а так же лучше поставлено и культурное развлечение и вообще школе имеется привилегия, везде в первую очередь, это все ничего, но плохо тем что 3 года, да ничего не сделаешь, жив буду – приеду и через три года, вообще, что будет, гадать не приходится.

Присягу мы еще не принимали, но в школе это не важно, все равно должен все выполнять точно. Чувствую сейчас ничего, ничем не болею. Дальше высылаю вам две фотокарточки, но плохие, одну отдайте бабе.

Пока до свидания, пишите жду от вас ответа пишите обо всем.

До свидания, ваш сын курсант.

Письма Павла Храмкова. Фрагмент 5-й.
Письма Павла Храмкова. Фрагмент 5-й.

1/VII.41 Привет из вагона

Здравствуйте, Папа, Мама и Сестренка Нина, дюдя , баба, Дася и Юра. Передайте по привету в Приволжск дяде Сереже, тетке Тамаре, Володе, Леше, Вите и и Красноносой Люсе.

Во первых сообщаю вам коротко о себе. Письма мне больше не пишите, потому что я с 30-го числа нахожусь в пути следования, а куда вы конечно понимаете, международная обстановка подскажет вам куда я еду. Вот и все что я хотел вам сказать. Пока до свидания, прошу не расстраиваться, еду я не один, не я первый не я последний, такая наша судьба. Возможность будет сообщу о себе, а может быть это последнее письмо. В общем адрес мой в кармане и вам все сообщат.

Все прощайте ваш сын.

Письма Павла Храмкова. Фрагмент 6-й.
Письма Павла Храмкова. Фрагмент 6-й.

Без даты. Предпоследнее письмо из вагона, город Уральск

Здравствуйте!!!

Папа, Мама и Сестренка Нина, дюдя, баба, Дася и Юра. Сообщаю очень коротко, потому что писать некогда, поезд стоит не долго, пишу на ст. Уральск, т.е. в г. Уральск, найдите на карте, дальше идет Саратов.

В общем коротко пересылаю вам в этом письме 4 фотокарточки, квитанцию на паспорт и квитанцию на опись моего имущества, а вот с облигациями не знаю что делать, может придется их сдать а в письме пересылать нет толку не дойдут. В общем это вы приберите, может останусь жив то понадобится, ну а жив не буду вам на память. Вот и все что я хотел вам сказать, время осталось не много, несколько дней и наша судьба начнет решаться, только прошу вас не расстраиваться у вас еще останется дочь, то есть моя сестра, а мне только хочется последний раз побывать бы дома, хотя бы на один час.

Пока до свидания, пока остаюсь жив и здоров ваш сын.

Передайте по привету в г. Приволжск и передайте им от меня последние известия, так как мне сейчас писать некогда.

Деньги у меня еще были и мне сейчас в дороге с ними хорошо, на станциях кой чего купишь, глядишь ехать и хорошо.

«Мама, пока я жив и здоров». Фото: Татьяна Удодова.
«Мама, пока я жив и здоров». Фото: Татьяна Удодова.

18/VII 41 Последнее письмо

Здравствуйте дорогие родители. Здравствуй сестра Нина и все родные, баба, дюдя, Дася, Юра, а также передайте по привету в г. Приволжск дяде Сереже, тетке Тамаре, Володе, Леше, Вите, и Красноносой Люсе. Вам уже известно, куда я выехал, так как я вам писал, тогда был в дороге. Сейчас уже нет. Описывать я вам ничего не буду, но скажу что в бой еще не ходили, но уже наготове и я рассчитываю. А это будет точно, что не успеет дойти до вас письмо, как мне придется идти в бой, ну а сейчас конечно жив и здоров и вам того же желаю.

Вот кажется и все писать больше нечего.

В общем передайте тетке, что мне пришлось ее вспомянуть, это было так – мне с товарищем пришлось стоять в наряде в деревне 2,5 суток и вот эти дни нам все носили молока гражданские жители, вот когда я пил и вспоминал, что если бы я сейчас жил у тетки, то пил бы его каждый день.

Пока все может придется вам написать еще, жду скорого от вас ответа.

До свидания, ваш сын.

В общем еще скажу одно, что сейчас опасно вражеских самолетов, так они часто перелетают границу и бомбят и мне уже пришлось видеть картину взрывов, и вот это сейчас очень опасно в нашем передвижении.

Мой адрес: Действующая Армия, военно-полевая сортировочная база Литер «И». Полевая почта 284 Мотополк «Т».

От повестки до похоронки. Фото: Татьяна Удодова.
От повестки до похоронки. Фото: Татьяна Удодова.

Подробности гибели Павла со слов очевидца-односельчанина Павла:

«Шел бой под Смоленском. В момент затишья с передовой раздавались громкие стоны раненых. Павел не выдержал и пополз на передовую с надеждой помочь кому-нибудь из раненых. В этот момент Павел был убит».

От повестки до похоронки. Фото: Татьяна Удодова.
От повестки до похоронки. Фото: Татьяна Удодова.

Храмков Павел, как и многие солдаты, погиб в первые дни войны. Один из миллионов, не вернувшихся домой. Безвозвратная потеря для верящих в скорое возращение. Невыносимая боль для материнского сердца.

ДЛЯ СПРАВКИ

В соответствии с данными ресурса «Соединения РККА в годы ВОВ», на начало лета 1941 года в городе Байрам-Али Марыйской области Туркменской ССР (Среднеазиатский военный округ) дислоцировался мотострелковый полк 9-й отдельной танковой дивизии. В марте 1941 года дивизия была включена в состав формирующегося 26-го механизированного корпуса. А в марте 1941 года в городе Мары начал формироваться 27-й механизированный корпус. С началом войны в дивизии данных корпусов стали поступать призывники, добровольцы и срочно призванные запасники. 25 июня 1941 года штаб округа получил приказ о готовности 27-го мехкорпуса к 4 июля 1941 года начать передислокацию на запад. Уже 27 июня начинается отправка первого эшелона 9-й танковой дивизии. За ним последовали остальные тридцать четыре эшелона дивизии. Маршрут их движения был: Мары – Ташкент – Оренбург – Воронеж. Утром 8 июля головной эшелон уже приближался к Воронежу. 10 июня эшелон штаба 9-й дивизии прибыл в Брянск. Здесь была получена директива о включении 27-го мехкорпуса в состав 28-й армии, штаб которой располагался в Кирове. Выгрузка эшелонов должна была производиться на станции Фаянсовая, недалеко от Кирова. На станцию эшелоны начали прибывать 11 июля, разгружались они только по ночам – в небе господствовала немецкая авиация.

«…за горизонт уйдя в окопы». Фото: Татьяна Удодова.
«…за горизонт уйдя в окопы». Фото: Татьяна Удодова.

За предоставленные письма и фотографии выражаю благодарность Селиванову В.Н. и его супруге.

* Текст писем публикуется без литературных правок, лишь в пунктуацию были внесены некоторые исправления (заглавные буквы в именах собственных, недостающие знаки препинания, абзацы).