Владимир Браиловский о музыке и не только: «Этот край представлялся мне каким-то островком благополучия»

1386
Единственный в Могилеве член Союза композиторов СССР и Белорусского союза композиторов, выпускник Московской консерватории Владимир Браиловский продолжает вспоминать о прожитых годах.
Владимир Браиловский. Могилев, начало 2000-х годов.
Владимир Браиловский. Могилев, начало 2000-х годов.

Уважаемые читатели! Если не забыли, то в прошлом году мы публиковали фрагменты мемуаров композитора Владимира Браиловского, а потом взяли тайм-аут с обещанием чуть позже вернуться к ним снова. Пожалуй, три месяца – вполне достаточно для паузы, после которой на нашем сайте опять звучит мелодия воспоминаний Владимира Браиловского, как и подобает настоящему композитору, написанная им самим.

В предыдущих публикациях Владимир Вениаминович довольно живописно обрисовал свое детство, юношеские годы, учебу в Московской консерватории, после окончания которой вместе с супругой он поехал в Киргизию…

Цикл новых публикаций начнем с отъезда в самом конце 1979 года молодой семьи Браиловских из этой азиатской республики тогдашнего Советского Союза в Могилев.

Здравствуй, Могилев!

…В Москву попасть было невозможно ввиду отсутствия прописки, хотя работу в консерватории мне тогда предлагали. Другие российские города нас не привлекали из-за больших проблем с продуктами. К Украине у меня почему-то не лежала душа, хотя украинские песни мне всегда нравились, да и мама родилась под Киевом. Прибалтика казалась каким-то чуждым миром. Таким образом, методом исключения была выбрана Белоруссия, где до этого ни я, ни супруга никогда не были.

Белоруссия 1970-80-х годов для многих отождествлялась в первую очередь  с «Песнярами». Фото Валерия Москалева.
Белоруссия 1970-80-х годов для многих отождествлялась в первую очередь с «Песнярами». Фото Валерия Москалева.

Этот край представлялся мне каким-то островком благополучия: любимец народа Машеров, изобилие колбас, молока и масла, «Песняры», «Беловежская пуща» и белый аист над Полесьем.

Так что, недолго думая, я дал в бюро обмена объявление: «Меняется четырехкомнатная квартира в центре Фрунзе на квартиру в Минске или других городах Белоруссии». Как оказалось, такой обмен не очень заинтересовал белорусов, за месяц поступило лишь одно предложение – двухкомнатная квартира в Могилеве. Я не стал терять время и, воспользовавшись поездкой в Москву на пленум Союза композиторов, поехал на разведку в этот город, показавшийся мне тогда мрачным и неуютным, совсем не похожим на тот синеокий край, который я себе представлял.

Посмотрев нашу будущую двухкомнатную квартиру в типовой пятиэтажке, я зашел в местное музучилище, по непонятной причине носившее имя великого русского композитора Римского-Корсакова, и предложил директору училища Леониду Иванову взять на работу двух выпускников Московской консерватории. Он, как мне показалось, искренне обрадовался и пообещал сразу дать нагрузку, несмотря на то, что мы планировали приехать в Могилев в середине учебного года. А когда я случайно проговорился, что учился в Москве как валторнист, мой будущий директор обрадовался еще больше – оказалось, что он как раз в это время искал преподавателя по валторне.

Владимир Браиловский на сцене Могилевского музыкального училища. Могилев, 1980-е годы.
Владимир Браиловский на сцене Могилевского музыкального училища. Могилев, 1980-е годы.

Итак, 29 декабря 79-го года наша семья в полном составе заняла купе в поезде Фрунзе – Москва. Новый год мы встретили в дороге, затем, сделав пересадку в Москве, 4-го января 80-го года в день моего рождения благополучно прибыли на станцию «Могилев».

Продолжение следует.