Поезд из Кельна уже ушел. Несколько фрагментов истории уличного искусства Германии

130
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора
Если вы заметили, уличное искусство не стоит на месте. В том числе и в Германии. А что ему еще остается делать?
Молодежная тусовка у городского собора. Германия, Кельн, 1990-е годы.
Молодежная тусовка у городского собора. Германия, Кельн, 1990-е годы.

Из личного: днях был необыкновенно впечатлен видеофильмом об уличном искусстве. А чуть ранее, еще летом, с восторгом и интересом наблюдал за персонажем волшебной красавицы, живой статуи, вечерами очаровывавшей публику подле могилевского кинотеатра «Родина».

Доподлинно неизвестно, когда появился такой вид уличного искусства как пантомима живых статуй. Лично я впервые вживую познакомился с ним только четверть века назад в немецком Кельне. Прямо в двух шагах от величественного городского собора. До этого приходилось только читать какие-то дорожные заметки с обрывками впечатлений и воспоминаний путешественников по Европе.

Живая статуя: подайте Христа ради... Германия, Кельн, 1990-е годы.
Живая статуя: подайте Христа ради... Германия, Кельн, 1990-е годы.

Но, вы же понимаете, что одно дело газетно-журнальная статья, и совсем другое – сам спектакль, который в этом виде необычного творчества, как правило, базируется на полном отсутствии движений в течение внушительного отрезка времени с последующими неожиданными телодвижениями артиста.

Пробыв рядом с живой статуей в Кельне несколько часов, я попытался максимально вникнуть во многие особенности и тонкости работы уличного актера. И впоследствии, бывая в различных городах, не упускал возможности пополнить свои знания.

Более того, мой старый приятель, как выяснилось чуть позже, частенько выезжал втихаря на заработки в Европу в качестве статуи. Он-то и поделился со мной многими нюансами профессии.

Все это в конечном итоге вылилось в несколько новелл, небольшой фрагмент одной из которых приведу ниже: «…Жара усиливалась. Ник почувствовал, что между лопаток уже заструился ручеек, устремившийся по позвоночнику вниз, туда, где его туловище было туго перехвачено широким потертым ремнем. Справа и слева к ремню крепились две веревки. Обыкновенные бельевые, которые, прижимаясь к ребрам полосками пластыря, заканчивались вверху круглым металлическим ошейником – чтобы не пораниться. Ник клал под него паролоновую прокладку, но все равно старался поменьше крутить головой в разные стороны.

Германия, Кельн, 1990-е годы.
Германия, Кельн, 1990-е годы.

…Обязательно нужно упомянуть и короткие, но толстые, из пенькового каната, петли, затянутые на цилиндрических деревянных брусках, приводившие в движение сложенные за спиной перепончатые брезентовые крылья. От постороннего глаза веревки, ленты, бруски были скрыты ярким, свободного покроя халатом, который делал Ника похожим то ли на Бэтмена, то ли на Покатигорошка».

Возвращаясь к кельнской живой статуе, замечу, что актер в том случае сделал акцент не на хитроумной конструкции своего в общем-то простецкого костюма, а на мимике. Его неповторимые движения губами после того, как зритель кидал деньги в стоящий на тротуаре мегафон, заставляли публику стонать от прилива чувств.

Наверное, мне бы следовало сочинить еще и какое-то музыкальное произведение, которое напрашивалось после просмотра концерта на одной из улиц Кельна, там же, неподалеку. В те времена для нас это тоже было в новинку. Ну, ладно, исполнитель с гитарой или гармошкой в подземном переходе на Первомайской нас не удивит, но вот симфонический квартет, выступающий среди прохожих…

Симфонический квартет: пятиминутная передышка. Германия, Кельн, 1990-е годы.
Симфонический квартет: пятиминутная передышка. Германия, Кельн, 1990-е годы.

Однако таланта к написанию музыки я еще в себе не обнаружил. А ведь неподалеку от уличных виолончелистов «лабал» и внушительный по составу бэнд латиноамериканских музыкантов, заставлявший горожан тоже двигать бедрами в такт румбе и фламенко. Прямо-таки клоны знаменитых «Gipsy Kings».

Сделав такой вот полезный во всех отношениях променад по центру одного из крупнейших городов Германии, снова вернулся к подножию Кельнского собора, кстати, занимающего третье место в списке самых высоких церквей мира.

К слову, по окончании строительства в 1880-ом году 157-метровый Кельнский собор на четыре года стал самым высоким зданием мира.

Вечное и человечное... Германия, Кельн, 1990-е годы.
Вечное и человечное... Германия, Кельн, 1990-е годы.

А если еще вспомнить и легенду о том, как архитектор собора Герхард, будучи не в силах выполнить чертежи будущего строения, решил пригласить на помощь дьявола, то интерес к этому культовому объекту приобретает особый ракурс. Сатана ведь сразу, по своей традиции, предложил обменять чертежи на душу строителя. Тот согласился. Сделку договорились произвести после крика первых петухов. Но жена архитектора, подслушав этот разговор, решила спасти супруга и прокукарекала сама раньше петуха. Дьявол немедленно явился и передал заветные чертежи. Обман затем вскрылся, но поезд, как говорится, уже ушел.