«Какие люди душевные были…» Бывшая работница «Славянки» вспоминает, как переехала в Бобруйск из деревни в конце 1970-х

2644
Ирина РЯБОВА. Фото: Денис НОСОВ, из семейного альбома героини и из архивов предприятия «Славянка».
В 60-70-е годы в СССР люди массово покидали родные деревни и мигрировали в города. В первую очередь, из деревень бежала молодежь в поисках работы, на учебу. Немаловажным для молодых людей был и культурный досуг. Бобруйск был не исключением. О судьбах так называемых «понаехавших» читайте в наших материалах.

Раиса Багук (в девичестве Круглова) живет в Бобруйске с 1977 года, сейчас женщине 63 года. Приехала она из деревни Хоромцы Октябрьского района Гомельской области, что в 18 км от городского поселка Октябрьский и в 75 км от Бобруйска.

Раиса Ивановна Багук.
Раиса Ивановна Багук.

«Если в деревне кто и оставался, так это тот, кто совсем слабенько учился»

После 10 классов Раиса поступила в Гомельское кооперативное училище на специальность «Продавец промышленных товаров». По распределению попала в деревню недалеко от родных Хоромцов.

– А потом мне захотелось в город, – рассказывает собеседница. – У нас в деревне молодежи совсем не было где работать, все уезжали в города – Гомель, Минск, Бобруйск. Если в деревне кто и оставался, так это тот, кто совсем слабенько учился.

В Бобруйске у Раи жила родная сестра, Мария Жевнерович, она была на 10 лет старше. К тому же, это был ближайший город от Хоромцов: всего-то около двух часов езды на автобусе.

1967 г. 8-летняя Рая с родными в гостях у тети в дереве Славковичи, что в 10 км от Хоромцов. Родня собралась на Троицу.
1967 г. 8-летняя Рая с родными в гостях у тети в дереве Славковичи, что в 10 км от Хоромцов. Родня собралась на Троицу.

– Тогда ходил прямой автобус Бобруйск – Красная Слобода, который останавливался прямо в Хоромцах, – говорит Раиса Ивановна. – Правда, он был всегда переполнен, и билетов было не купить. Водитель брал и без билетов, на одном сиденье сидело по двое-трое. Наш район называли «китайской зоной» – много было народу! (Смеется).

В Бобруйске автобусы из деревень в то время останавливались рядом с центральным рынком, по улице Чонгарской, где сейчас находится магазин «Поспех», оттуда и отправлялись. Билетными кассами служили деревянные будочки.

«По выходным в парке играл духовой оркестр»

В Бобруйске наша героиня уже была – гостила у сестры и в детстве, когда ей было лет 10-12.

– Запомнилось, как лет в 10 меня привезли в Бобруйск удалять гланды, и сестра водила меня по врачам, – вспоминает женщина. – Наш Октябрьский немного не дотянул до города по количеству населения, так и остался поселком, за серьезной медпомощью мы ездили в Бобруйск. И на выходные, на каникулы сестра иногда забирала к себе. Бобруйск мне в детстве казался очень большим городом! Сестра жила в переулке Карла Либкнехта, потом его снесли и на этом месте построили автотехникум, а им всем выделили квартиры. Нам нужно было только перейти дорогу, и мы попадали в городской парк. Помню колесо обозрения, качели-лодочки, цепочную карусель, которая была очень популярна. Кинотеатр «Мир» уже был, мы с сестрой ходили в кино. По выходным в парке играл духовой оркестр, это было впечатляющее и завораживающее зрелище! А за озером находился большой частный сектор, который утопал в садах. Там жила тетя мужа сестры, и мы бывали у нее.

Городской парк Бобруйска в 1967-68 гг.
Городской парк Бобруйска в 1967-68 гг.

А еще сестра с мужем ходили по выходным на пляж и брали Раю с собой.

– Шли по улице Шмидта, она тогда была улицей деревянных бараков. Стоял там и деревянный низенький магазинчик, где продавали фрукты, напитки, мороженое, конфеты, и мы всегда заходили в него по дороге и покупали что-нибудь вкусненькое с собой на пляж, – улыбается Раиса Ивановна. – Особенно я была рада конфетам, у нас в деревне таких не продавали. Людей на пляже отдыхало так много, что даже покрывало было негде расстелить. По реке ходило много барж, я с интересом наблюдала за ними. Это все оставило яркие впечатления.

В начале 1970-х город в районе улицы Интернациональной начал активно расстраиваться – появились первые пятиэтажки, большой магазин. Так появился микрорайон №1.

– Все говорили просто: «Идем в микрорайон».

«На шинном мечтала получить общежитие»

В Бобруйск 18-летняя Раиса переехала в конце ноября 1977 года. Сестра помогла найти квартиру по переулку Полевому, позже – по 1-му переулку Гоголя. Уже через несколько дней после приезда Рая устроилась работать на шинный комбинат. Говорит, попасть туда было несложно: на завод требовались рабочие, брали практически всех желающих. Как раз открылась линия по производству автокамер к автомобилям «Жигули», и девушку взяли туда вулканизаторщиком. Около двух месяцев она была ученицей, потом приступила к работе самостоятельно. На шинном Раиса отработала около года.

– Потом поняла, что это не мое, и такой тяжелый физический труд в три смены не для молодой девчонки, – говорит Раиса Ивановна. – Камеру эту нужно было надуть, потом в горячую вулканизированную печь засадить, нажать кнопку «закрыть», две минуты она нагревалась, потом эту горячую камеру достаешь... И вот так «плясали» всю смену. А еще я вообще-то на шинном мечтала получить общежитие, но его мне не дали. В общежитии прописывались многие, чтобы потом дали квартиры от предприятия, при этом большинство жили на съемных квартирах. Получалось, что общежитие, вроде как, пустовало, но свободных комнат в нем не было. И я уволилась.

Фабрика имени Дзержинского, 1970-е. Теперь ОАО «Славянка».
Фабрика имени Дзержинского, 1970-е. Теперь ОАО «Славянка».

В конце 1978-го девушка устроилась на «Славянку» (тогда еще фабрику имени Дзержинского), где ее старшая сестра уже работала мастером. Взяли в подготовительный цех обмеловщицей лекал. Через 10 лет работы перешла в экспериментальный цех – раскладчиком лекал, а вскоре стала оператором САПР (системы автоматизированного проектирования).

Раиса с маленькой племянницей.
Раиса с маленькой племянницей.

«Какие люди душевные были…»

Но это было потом. Вернемся в 1978-й, когда наша героиня только пришла работать на швейное производство. Этот период она вспоминает с радостью и ностальгией.

– Коллектив меня принял очень хорошо. И вскоре после прихода на «Славянку» я вышла замуж. Муж мой, Игорь Алексеевич, со мной из одной деревни, после женитьбы также переехал в Бобруйск. Нам с ним нужно было жилье. Так мои коллеги по фабрике после работы пошли искать нам квартиру. Сначала нашли времянку на улице Кузьмы Черного (это район Черепков, за почтой). У нас там не было ни стола, ни кровати, ни табуретки, ни шкафа, ничего. Коллеги говорят: давай деньги, тебе все привезут. Мы с мужем приходим с работы, а у нас уже табуретки стоят и стол! Через какое-то время друзья с фабрики нашли для нас жилье получше, на Кирова. И снова отыскали машину, погрузили все и привезли. Какие люди душевные были, какие добрые, отзывчивые, бескорыстные!.. А потом, когда мы уже этот дом на улице Полесской купили, коллектив приходил поздравлять нас с новосельем, рождением детей. Семьями приходили, дружили, общались. Хоть я самая молодая была, и разница в возрасте была приличная.

«А это наш экспериментальный цех на первомайской демонстрации. Слева направо: Г. Копылова, Чебыкина, М. Богатенко,  Г. Колодкина, В.Лыскова с внучкой, З. Шидловская и В.
«А это наш экспериментальный цех на первомайской демонстрации. Слева направо: Г. Копылова, Чебыкина, М. Богатенко, Г. Колодкина, В.Лыскова с внучкой, З. Шидловская и В. Колодинская с мужем Виктором. 1979-й или 80-й годы».

С особой теплотой Раиса Ивановна вспоминает коллег-обмеловщиков – Олега Михайловича Толстика, Анатолия Степановича Рудковского, своего учителя Ивана Даниловича Семашко. К сожалению, некоторых из них уже нет, им ведь тогда было по 40-50 лет.

У «дзержинки» в те времена был свой стадион на Урицкого. Ко Дню Октябрьской революции и другим значимым датам работники предприятия сдавали там нормы ГТО: бегали, прыгали.

– И эти мужики мои, которым было по 50, на последнем издыхании бежали, насмеемся, бывало, с них! – улыбается собеседница.

Проводились соревнования и на базе отдыха «Столяры», тоже была такая у фабрики. И клуб свой был по улице Чонгарской, где сейчас филиал центра творчества детей и молодежи.

Вспоминает собеседница, как вплоть до 1990-х годов на фабрике организовывали много экскурсионных поездок для своих работников всего за 10% стоимости. Она лично дважды побывала таким образом в Киеве, увидела Чернигов, Брест, Ленинград.

А в 1980-х Раиса отдыхала с детьми в Пицунде (курорт в Абхазии), а дочь ее побывала даже в Чехии, что в те времена было редким явлением.

1980 или 1981 год. Сандружина фабрики им. Ф.Э. Дзержинского. Раиса Багук – вторая справа.
1980 или 1981 год. Сандружина фабрики им. Ф.Э. Дзержинского. Раиса Багук – вторая справа.

«Теймуразу Николаевичу всегда буду благодарна за то, что он находил заказы даже в самые трудные времена»

Когда Раиса только пришла работать на фабрику, директором была Мария Васильевна Касько, затем ее сменила Зинаида Владимировна Щигельская, а с 1993 года, вот уже 29 лет, руководит предприятием Теймураз Николаевич Бочоришвили.

– Теймуразу Николаевичу я всегда буду благодарна за то, что он находил заказы даже в самые трудные времена, – говорит собеседница. – Когда в 90-х стоял кожкомбинат, другие предприятия, и люди ели одни макароны, мы работали и получали зарплату. Только несколько месяцев было такое, что нам выдавали зарплату изделиями. Помню, я могла курточку детскую продать и купить за это бутылку подсолнечного масла. Еще в те сложные времена «Славянка» делала уценки для своих работников. И мы могли брать продукции, сколько хочется. У кого была коммерческая жилка, те брали побольше и продавали подороже. А я людям предлагала по той цене, по которой мне доставалось. А еще была выездная торговля: ты мог набрать на складе изделий и поехать на выходные продавать, а то, что не продал, вернуть. Сколько «наварил» – все было твое. Когда я пришла на фабрику, там шили только военную форму и плащи, больше ничего. А сейчас ассортимент огромный и оборудование все новое.

В начале 2000-х на фабрику «Славянка» как-то заехала певица, актриса Илона Броневицкая (дочь Эдиты Пьеха). И, вспоминает Раиса Ивановна, гостья не только накупила себе много льняной одежды в экспериментальном цеху, но и восхищалась качеством, удивлялась, что все так дешево.

1993 г., экспериментальный цех фабрики им. Дзержинского: Л. Дворецкая, И. Сорокина, Л. Борищик, В. Колодинская, Г. Копылова, В. Максимчук, Р. Багук, П. Нестеренко, Т.
1993 г., экспериментальный цех фабрики им. Дзержинского: Л. Дворецкая, И. Сорокина, Л. Борищик, В. Колодинская, Г. Копылова, В. Максимчук, Р. Багук, П. Нестеренко, Т. Груша, Н. Данченко.

На «Славянке» Раиса Ивановна отработала 37 лет, является ветераном труда.

«Через дорогу от дома находился кинотеатр «Луч», где сейчас храм»

В доме на улице Полесской Раиса Ивановна с супругом живут с 1983 года. С переездом туда связана интересная история.

– До того мы жили в квартире на Кирова, – напоминает женщина. – А когда я поехала за своей первой дочерью в роддом, мои родители купили нам этот дом на Полесской, точнее, тогда от него была небольшая часть, остальное муж потом сам пристраивал. И 7 октября из роддома меня с дочерью Олей привезли уже сюда. Это был сюрприз для меня, так как я не думала, что мои родные так быстро все оформят.

В 1985-м в семье Багук появилась вторая дочь Татьяна.

Детство обеих дочек пришлось на 1980-е. Тогда родители с детьми любили отдыхать в детском парке на Пушкина, там всегда было многолюдно и весело. Еще ходили в кафе-мороженое возле центрального рынка:

– Оно размещалось в голубом деревянном здании в сквере, сейчас на этом месте торговый центр «Купец».

Заходили и в знаменитую старую «Лакомку» – попить молочного коктейля с пирожными.

«А вот здесь был кинотеатр «Луч», куда я ходила на «Самую обаятельную и привлекательную». Билетов было не достать!» – вспоминает героиня.
«А вот здесь был кинотеатр «Луч», куда я ходила на «Самую обаятельную и привлекательную». Билетов было не достать!» – вспоминает героиня.

Через дорогу от их дома в здании бывшей церкви находился кинотеатр «Луч» (сейчас там снова Свято-Духов храм). Собеседница вспоминает, что кинотеатр был большой, его работники очень доброжелательные. И как она в 80-х ходила сюда на фильм «Самая обаятельная и привлекательная»:

– Он шел всего несколько дней, билетов было не достать! И вот купила я билет, муж пришел с работы пообедать, и пока он был дома с детьми, я побежала кино смотреть. Вдвоем редко удавалось куда-то выбраться, пока дети были маленькими... Нам с мужем удалось побывать и на самом последнем сеансе в этом кинотеатре, шел фильм «Голубая лагуна». Зрителей на нем было человек пять. А в 1993-м «Луч» закрыли... Рядом была библиотека Гоголя, ее закрыли уже в 2000-х. А еще тут рядом была школа ДОСААФ, ее тоже демонтировали, сейчас там зеленая лужайка перед церковью.

Бобруйск, улица Бахарова. «Пролетарий», которого уже нет. Фото начала 1990-х.
Бобруйск, улица Бахарова. «Пролетарий», которого уже нет. Фото начала 1990-х.

Помнит Раиса Ивановна и другой кинотеатр – «Пролетарий», который находился на углу Пушкина и Бахарова. В 1980-х, когда они с подругой ходили туда на какой-то фильм, полы в зрительном зале уже местами прогнили. В 1993-м и он закрылся.

Каких-то других развлечений с появлением детей у супругов Багук не было. Дети, работа, строительство дома. А на выходные ехали в деревню к родителям.

Супруг Игорь Алексеевич сначала работал водителем в автопарке, затем – на автокране в МДСК. Одна дочь живет в Бобруйске, работает, как и мама, на «Славянке». Другая – в Марьиной Горке. У супругов Багук два внука и внучка. Сестры нашей героини, к сожалению, уже нет в живых.

Раиса Ивановна находится на заслуженном отдыхе семь лет. Главное ее увлечение сейчас – поэзия. Стихи она начала писать в 2002 году, состоит в Белорусском литературном союзе «Полоцкая ветвь», издала свой сборник, сейчас готовит к печати второй. А еще с 2012-го играет в народном театре.

Раиса Ивановна Багук листает семейный альбом.
Раиса Ивановна Багук листает семейный альбом.

«Сейчас в Хоромцах человек сто осталось»

На своей родине Раиса Ивановна бывает теперь редко.

– Там никого из своих уже не осталось, – объясняет она. – Бываем на Радуницу, это святое, там похоронены родители. И летом сестра мужа приезжает туда, так иногда к ней ездим. Сейчас в Хоромцах человек сто осталось, а раньше было 800. Школа была двухэтажная, восьмилетка, в классах – по 28-30 человек. Сейчас школы нет. Был огромный клуб, туда приезжали «Сябры», «Верасы». Совхоз работал сильный, лет 30 его уже нет. Обидно очень. У меня много стихов о родине, о клубе, о каком-то кустике, березке в родных местах. И такая ностальгия, боль мучают. К сожалению, там уже никто не встретит, никто не приветит.

Что выбрала когда-то Бобруйск, наша героиня нисколько не жалеет. Говорит, за столько лет жизни в нем очень полюбила это город.