«А с виду милые и интеллигентные женщины…» Владельцы агроусадеб рассказали о происшествиях с гостями

2482
Галина ПОКРОВСКАЯ. Фото автора носит иллюстративный характер
В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все. Некоторые – чтобы расслабиться, забыв про элементарные нормы приличия. Владельцы агроусадеб поделились своими наблюдениями.
В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.
В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.

4 октября 2022 года подписан Указ №351 «О развитии агроэкотуризма», который вносит корректировки в деятельность агроусадеб. Одно из новшеств – персональная ответственность владельцев этих мест отдыха за нарушение общественного порядка и спокойствия тех, кто проживает по соседству. Когда проект изменений еще обсуждался, это дополнение часто называли (в основном, представители власти) одним из самых необходимых. Мол, участились жалобы на шум, который устраивают отдыхающие агроусадеб.

К слову, до этого времени именно отдыхающие сами и отвечали за свои деяния. А теперь, по новым правилам, эту ответственность с ними разделят и владельцы усадеб.

То, как клиенты ведут себя во время отдыха – один из самых болезненных вопросов и для хозяев агроусадеб. На это мы обратили внимание, готовя цикл материалов про агроусадьбы Могилевской области. Вроде, и правила прописаны, и люди все взрослые, но как себя вести – каждый клиент решает на собственное усмотрение, жаловались владельцы. На этой почве возникает немало конфликтов, которые зачастую перерастают в скандалы.

А выносить сор из избы владельцы агроусадеб не заинтересованы – на кону репутация и имидж субъекта хозяйствования. И этим агротуристы часто пользуются. Нельзя сказать, что такие факты имеют массовый характер, но и единичными, признаются владельцы агроусадеб, их назвать нельзя.

А чтобы было понятно, о чем, собственно, речь, приведем несколько реальных историй, рассказанных владельцами агроусадеб. По понятным причинам, не называя имен.

«Настораживают компании, состоящие исключительно из женщин в возрасте за пятьдесят»

Агроусадьбы, в большинстве своем, оказывают услуги по организации содержательного отдыха. Вариантов множество: выходные, отпуск, с детьми и без, рыбалка, прогулки по лесным окрестностям, празднование юбилеев и семейных торжеств. И практически все поводы предусматривают застолье. Принятое там горячительное некоторых гостей расслабляет до степени полной вседозволенности. Унять таких бузотеров крайне сложно.

– Не редко такие отдыхающие требуют удовлетворения появившихся в процессе отдыха желаний, хотя прейскурантом они не были предусмотрены. Например, покататься на лодке по пруду, который носит декоративный характер, или порыбачить в нем, – рассказывает одна из собеседниц. – Как же они бывают огорчены, когда им в этом отказываешь... Но это еще мелочи. Сегодня во многих агроусадьбах есть мини-музеи: кто-то коллекционирует сельскую домашнюю утварь, кто-то – предметы быта периода СССР, самовары, корзинки, баяны… Гости «навеселе» такие экспозиции воспринимают как фотозону: примеряют на себя и друзей экспонаты, проверяют их в действии, фотографируются с ними, после чего часть предметов не подлежит восстановлению.

В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.
В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.

– Объясняю: дрова или привозите с собой, или я вам продам из тех, которые заготовил себе. Отказываются. И тайком идут в лес рядом за березовыми чурками. Работники лесничества – мне претензии. А как, скажите, я должен был объяснить взрослым людям, что все, что за забором агроусадьбы, принадлежит не мне? – делится наболевшим еще один собеседник. – Настораживают компании, состоящие исключительно из женщин в возрасте за пятьдесят. За время нашей работы у нас не раз были конфликты с отдыхающими именно этого возраста. Камень преткновения – уборка мусора за собой. На озвученное замечание иногда приходится выслушивать в свой адрес такое возмущение, что «уши вянут». А с виду милые и интеллигентные женщины. Но, перебрав спиртного, могут даже подраться – бывало.

«Не ваше дело, не мешайте нам развлекаться…»

– Отказываю в последнее время и сугубо молодежным компаниям, – признается владелец агроусадьбы. – Нет, не потому, что могут перебрать со спиртным. Напротив, эти спиртного могут вообще не привезти. Но к концу дня ходят по территории, как неприкаянные: глаза мутные, взгляд отрешенный. Остается только догадываться, что с ними. С такими и под статью попасть можно, ну их...

Про то, как может иногда отдыхать молодежь, есть одна-две истории практически у каждого хозяина.

– После таких гостей неделю прихожу в себя, – вспоминает «экстрим» из своей многолетней работы еще одна собеседница. – Иногда, глядя на все это безобразие, думаю, а знают ли их родители, как они тут празднуют свои дни рождения? Ведь это папы и мамы, желая сделать для детей памятным и интересным мероприятие, все оплачивают. А чадам начинает казаться, что границ нет: и танцы на столах были, и драки между девочками, про парней уже и не говорю, и коллективные издевательства над одним из своей компании, который, по неопытности, уже после первого застолья не может передвигаться. Однажды одного такого пьяного раздели догола и фотографировали. Я стала возмущаться, а мне в ответ: «Не ваше дело, не мешайте нам развлекаться».

В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.
В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.

«В оплату входит уборка после меня. Вот и убирайте. Желательно беззвучно»

На фоне такого «отдыха» собранные туристами букеты из растущих на клумбе агроусадьбы роз кажутся ерундой. Как и обвинения в адрес хозяев в низком качестве уличной мебели... после уличения в поломке скамеек, стульев, предметов декора.

– Чего только за прошедшие двадцать лет не было... – вспоминает свои топ-10 происшествий еще одна собеседница.– Иногда в голове не укладывается, как люди могут так себя вести. Например, объясняю курящему гостю: «У нас есть специально обустроенное место для курения, там и скамейка установлена, и урна». Нет же, курит рядом с крыльцом принципиально, несмотря на то, что возмущаются другие отдыхающие. Делаю замечание, а он мне: «В оплату входит уборка после меня. Вот и убирайте. Желательно беззвучно».

А отдыхала как-то молодежь. Снимали беседку и прилегающую к ней территорию, а это небольшая березовая роща. По задумке, у нас на этой площадке в летнее время порядка десяти гамаков весит. Попросила по-человечески не лежать на гамаках по два-три человека – не выдержат. Как не слышали. Спрашиваю: «Кто заплатит за порчу имущества? Восемь гамаков дырявых после вас». А они мне: «А вы докажите, что это мы. Видеокамер у вас здесь нет. Мы все будем говорить, что они уже были такими».

Да что молодежь.. Отдыхали как-то работники одного из банков – снимали баню. Не знаю, что они там делали с мебелью, говорят, стриптиз танцевали, но, в итоге, сломали стул. Виновник нашелся и во всем признался, но в течение года все выяснял у экспертов, сколько нужно за ремонт заплатить. Так и не перечислил ни копейки. Я же за ним бегать не буду, а он это понимает.

В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.
В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.

«Открываем, а там не только нарезка различная, но и тарелка вместе с карпаччо»

– А я предпочитаю свадьбы организовывать у себя в усадьбе, – присоединяется еще одна владелица агроусадьбы Могилевской области. – Заказчикам услуги важно, чтобы все хорошо для всех прошло и закончилось. Как правило, они самостоятельно контролируют процесс, следят за гостями. Но все мы разные, поэтому не редкость, когда что-то и у них выходит из-под контроля. Однажды одна из девочек, которые помогают мне во время таких мероприятий в качестве официанток, поделилась увиденным в обеденном зале: гостья осторожненько перекладывает в подготовленные пакеты еду прямо с праздничного стола. Я посоветовала ей не обращать на это внимания – не наше дело. Но ближе к вечеру заказчица мероприятия подошла ко мне с претензией о том, что стол бедноват, хотя столько всего заказано. «Может, продукты уворованы?» – резюмировала она. Объясняю, что мне такой резонанс не нужен, а она настаивает. Предлагаю разбираться, хотя понимаю, что вряд ли что смогу доказать: тарелки действительно полупустые в отдельных местах стола, но в то, что это аппетит хороший у ее гостей, она вряд ли поверит. И тут вспоминаю про предприимчивую гостью, узнаю, где она сидит. К счастью, за столом никого нет – танцы и конкурсы. Заказчица пересчитывает блюда с карпаччо: должно быть двенадцать, а тарелок на столе всего одиннадцать. Она возмущается. Предлагаю ей заглянуть в пакет, который висит на спинке стула ее «интересной» гостьи. Открываем, а там не только в маленьких пакетиках нарезка различная, но и тарелка вместе с карпаччо. Вопросов ко мне больше не было. Правда, потом еще несколько раз просили оставить в тайне случившееся, мол, человек болен.

А что касается посуды, то не досчитываемся мы и тарелок, и бокалов практически после каждой свадьбы. И не обязательно, что они разбиваются, что мы, как правило, замечаем. Заказчики банкета уезжающим чуть раньше гостям часто дают в дорогу и выпить, и закусить, забывая, что посуда не их.

В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.
В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.

«Несколько раз курсанты школы милиции что-то праздновали: по команде сели, по команде выпили»

– Была бы у меня такая финансовая возможность, я бы сдавал свою агроусадьбу только семейным, которые приезжают на отдых с детьми, – размышляет вслух еще один собеседник. –Ребенок может иногда цветы порвать, стены разноцветными мелками расписать, а в остальном – это самая комфортная для меня категория. Несколько раз курсанты школы милиции что-то праздновали: по команде сели, по команде выпили, разошлись – с ними тоже всегда все хорошо заканчивается. Если же одновременно отдыхают на агроусадьбе две компании, а такая возможность есть, ночь у нас бессонная, потому что бывали такие истории, после которых, как говорится, и на воду дуешь. Например, агроусадьба работает до 23.00. Уже ближе к этому времени говорим отдыхающим, что нужно собираться. Но у них веселье в самом разгаре. «Мы оплатим еще за два часа, потому что гости не хотят расходиться», – поясняет заказчик услуги. Люди добрые, в сотый раз объясняю, что ночью не работаем. В 23.00 нужно освободить территорию. И тут начинается: и жалобу они напишут, и в налоговую сообщат о каких-то нарушениях. Доходило и до рукопашной – да, и такое было.

В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.
В агроусадьбы многие едут за тишиной, покоем, умиротворением. Но не все.