«Ваша проблема взята на контроль». Очень надеюсь». Жизнь глазами читателей

1069
Галина ПОКРОВСКАЯ. Фото автора.
Каждую неделю мы интересуемся у наших читателей в Бобруйске и Могилеве, что у них новенького, что волнует, радует или огорчает, какие события задели за живое.

«Мы разбираемся, ваша проблема взята на контроль». Очень надеюсь.

Екатерина, могилевчанка, 34 года:

– Уже два года говорю про холод в квартире: где только ни говорю, кому только ни говорю, а толку! Приходят, осматривают батареи, замеряют температуру в квартире, составляют акты – и уходят, а нам теплее не становится. Тепло только в зале, где мы все и живем, а в остальных комнатах, в том числе в кухне, очень холодно, потому что батареи холодные. А мне в ответ: «Понимаете, дом старый». Понимаю. Поменяла окна, стало чуть-чуть теплее. И мне же градусник под нос: «Вот, 18 градусов есть, санитарные нормы соблюдены». Так это же в октябре! С плюсовой температурой на улице. А что будет, когда температура опустится до минус 10 градусов? Дочь у меня постоянно с насморком и с кашлем. Мы всю зиму мечтаем согреться. Разве это нормально? Вот сейчас у всех на работе спрашиваю про батареи. И все отвечают: «Да, чуть теплые», а у меня в квартире совсем холодные.

Записалась на прием к новому мэру по этому вопросу. Позвонил представитель коммунальной службы города и доложил: «Мы разбираемся, ваша проблема взята на контроль». Очень надеюсь, что что-то изменится.

«В один день они это не сделают, а как нам жить?»

Сергей, могилевчанин, 62 года:

– На днях собирали нас на собрание жильцов – я живу в доме по бульвару Непокоренных. Сообщили, что дом в следующем году будут капитально ремонтировать. Народ очень обрадовался – с 70-х нормально не ремонтировался, пару раз красили подъезд и все. Лифт, правда, поменяли. Есть острая необходимость менять и трубы в подъездах. И мы все: ну, наконец-то! Но все оказалось не так просто. Например, люди стали говорить про необходимость замены труб, а нам в ответ: «Трубы можно поменять, но для этого вам необходимо предоставить доступ в ваши ванные комнаты и туалеты».

То есть, им нужно «выдрать» старые трубы и установить новые в квартирах, иначе «стояк» не поменять. В один день они это не сделают, а как нам жить? А если сделан ремонт в ванной и туалете? Придется отрывать плитку? Я так понял, что нет даже схемы на тот случай, если жильцы согласятся, потому что никто не разъяснил вариант, как же это возможно сделать.

Люди пошумели минут пять и затихли. А это молчание – знак согласия на то, что трубы в доме менять не будут: останутся и запахи ужасные, и аварии, и течь, и сырость. Сказали, что поменяют трубы общего пользования в подвальном помещении, покрасят фасад – вот и весь, я так понял, капитальный ремонт. Разве это можно назвать капитальным ремонтом дома? Обновление подъездов – уже за счет жильцов, то есть, это отдельная статья расходов. Итог – копили сорок лет всем домом деньги, чтобы его перекрасить снаружи.

«Уже почти забыли детский страх от рева самолетов»

Ольга Павловна Пимнева, могилевчанка, 83 года:

– Мы с супругом уже не очень мобильные, но не сдаемся – на прогулки и по магазинам ходим. Круг друзей и знакомых каждый год сужается – на душе тоскливо. С тем небольшим количеством людей, что встречаемся, обсуждаем то, что происходит сейчас в Украине. Нам, детям войны, знающим, что такое бомбежки, голод и холод, разруха и страх, события, происходящие там, разрывают сердце и душу. Очень переживаем. Уже почти забыли детский страх от рева самолетов, грохота движущихся танков, а теперь все опять перед глазами. Словила себя на мысли, что очень боюсь войны: страшно и за себя, и за детей, и за внуков.

Да и ковида боюсь. Поставили с мужем третью прививку и сразу же заболели. Нас в лавсановскую больницу положили. И отношение было хорошее, и уход – спасибо врачам. Сейчас бережемся, как только можем. Слабость есть, и надо было бы в санаторий съездить, но родственница, вот, рискнула, поехала и вернулась с ковидом. Поэтому мы решили пока сидеть дома – так спокойнее. Скучновато, правда, я не люблю телевизор смотреть, только «Привет, Андрей» по выходным жду: там песни нашей молодости, старые записи наших любимых исполнителей можно послушать и увидеть – вот этим и греем себе душу.

Вообще-то, все больше живем воспоминаниями. Мы с мужем учились в одном институте в Ленинграде – это город нашей юности. До ковида успели еще раз туда съездить, походить по любимым улочкам, заглянуть в любимые сердцу уголки так любимого нами города. Вот теперь только и говорим про эту нашу поездку, про нашу учебу, педагогов, однокурсников…