«Вдовы получают 60 процентов от зарплат своих мужей всю жизнь». Могилевчанка рассказала, как живет в Чехии и работает в Германии

1520
Ольга МАКСИМОВА. Фото автора и из архива собеседницы
Уроженка Могилева Лариса Иванцова-Денигер уже 16 лет живет в Европе. Можно сказать, на две страны: дом у нее в Чехии, а работает в Германии. Поэтому о менталитете чехов и немцев знает не понаслышке – об этом и не только мы с Ларисой поговорили.
Лариса Иванцова-Денигер уже 16 лет живет в Европе. Можно сказать, на две страны: дом у нее в Чехии, а работает Лариса в Германии
Лариса Иванцова-Денигер уже 16 лет живет в Европе. Можно сказать, на две страны: дом у нее в Чехии, а работает Лариса в Германии

Ларису легко можно спутать с европейкой. Никаких высоких каблуков. Легкий нюдовый макияж. Ну и улыбка, практически не сходящая с лица, какую бы тему ни затрагивали…

В свое время наша героиня, преподаватель МХК в Могилевском областном лицее №2, вышла замуж за немца. Вместе они держали в граничащем с Германией чешском городе Аш текстильную фабрику. Но так случилось, что 7 лет назад муж умер. От него Ларисе по наследству перешел бизнес, который впоследствии она продала. Понятно, что в деньгах могилевчанка нужды не знала, но быть просто богатой вдовой и сидеть без дела не смогла. Открыла с дочкой в Чехии свадебный салон. А вдобавок устроилась в большой немецкий супермаркет, где 3 раза в неделю, в совокупности 15 часов, раскладывает булочки на витрины, предварительно разогрев их в микроволновых печах. Такое вот хобби, которое, к тому же, приносит по 12 долларов в час. И общение.

Наша героиня в немецком супермаркете, куда 3 раза в неделю по 5 часов ездит на работу. В свое удовольствие
Наша героиня в немецком супермаркете, куда 3 раза в неделю по 5 часов ездит на работу. В свое удовольствие

О подработке

– У немцев, да и у чехов тоже, рабочий день начинается очень рано. Я, например, встаю в 4 утра, чтобы к 5-ти быть в супермаркете. Хотя ехать на машине всего 15 минут. Смены у нас либо с 5.00 до 9.00, либо с 9.00 до 14.00. Коллектив замечательный, преимущественно женский. Трудовой договор тоже хорош: даются разные премии. Допустим, к Новому году или к отпуску, который, кстати, длится 36 дней. Выбрать его сразу нельзя, руководство обычно дробит. Но для меня делает исключение: знает, что ежегодно езжу на родину, в Беларусь... Чехи и немцы к отпуску подходят основательно: два раза в год должны обязательно где-то отдохнуть. Это святое.

О пенсии

– Я выйду на пенсию в 67 лет – через 5 лет, получается, – говорит Лариса. – Потому что в Европе работаю не с юности. Немцы идут в 63-64 года. К слову, огромные европейские пенсии – это миф! Чтобы получать в старости 1 200 евро (около 2 980 белорусских рублей сегодня по курсуприм. ред.), надо отработать больше 40 лет, никогда не «тунеядничать», вкалывать на полную ставку…

Лариса старается ежегодно приезжать на родину, в Беларусь. В одном из могилевских кафе
Лариса старается ежегодно приезжать на родину, в Беларусь. В одном из могилевских кафе

О защищенности женщин после смерти мужей

– Крепко стою на ногах. В том числе потому, что в Германии (да и в Чехии тоже) после смерти мужей вдовы получают 60 процентов от их зарплат. Всю свою жизнь, до последнего вздоха. Лишиться этого денежного подспорья можно только в одном случае: если снова выйдешь замуж.

Рядом со своим домом в чешском городе Аш
Рядом со своим домом в чешском городе Аш

Об особенностях характеров чехов

– Много лет живу в чешском городе Аш, в частном секторе. В округе – 8 домов. В гостях была только у одной семьи. Они приглашают на чашку кофе, сами ко мне в гости приходят. С остальными – «привет» и «пока». Чехи не допускают такого панибратства с соседями, как мы. Это, наверное, только у славян соседи по площадке или соседи по даче – зачастую чуть ли не одна семья. Хотя доброжелательных чехов тоже хватает.

Об особенностях характеров немцев

– Немцы – то же самое. Плюс еще пунктуальность. Педантичность. Дотошность во многих вопросах. Они не такие щедрые, как мы. После смерти мужа у меня были отношения с мужчиной-немцем. В ресторанах мы с ним оплачивали счета напополам: в итоге, расстались. Но я искренне считаю, что и у чехов, и у немцев многому можно поучиться: не надо быть такими, как мы, славяне, душа нараспашку. Они, в основном, живут для себя и для своей семьи. Мой дом – это моя крепость. Как-то так.

Лариса говорит, что в Европе женщины умеют ухаживать за собой. Но так же, как и мы, крутятся: чтобы найти услуги подешевле
Лариса говорит, что в Европе женщины умеют ухаживать за собой. Но так же, как и мы, крутятся: чтобы найти услуги подешевле

О европейских женщинах

– Вопреки стереотипам, там женщины очень следят за собой. Ходят в парикмахерские, делают маникюр и педикюр. Однако они умеют считать деньги и, как и мы, крутятся, смотрят, где дешевле. Например, с приграничных немецких городов едут к чешским мастерам, потому как у тех в разы дешевле. Например, маникюр – 15 евро (в Германии – 35-40 евро), стрижка – от 20 евро (у соседей – от 70 и выше). Бывает, ищут кого-то, кто работает на дому. Или подруга красит подругу. У меня мастер – дочка, она отучилась на стилиста-парикмахера.

О коммуникации

– Я трудностей с этим не испытываю. Выучила и немецкий, и чешский. Хотя вначале было непросто. Смешных случаев тоже хватало. В первый год нашего брака муж спрашивает: что будем готовить на Рождество, утку или гуся? Я отвечаю: tante (а утка по-немецки – ente). Tante – это, как выяснилось позже, тетя. Он так посмотрел на меня и говорит: «У меня не имеется лишних теть, которых можно приготовить». Постоянное общение с мужем, а еще то, что я смотрела исключительно немецкое телевидение, и помогло мне прилично овладеть языком. Что касается чешского, то он несложный, похож на белорусский. Правда, много слов-перевертышей. Свежий – čerstvý (черствы), фрукты – ovoce (овоцы) и так далее.

Вместе с дочкой Лариса открыла в Чехии свадебный салон
Вместе с дочкой Лариса открыла в Чехии свадебный салон

Как проходят знаковые события

– Мы вместе с дочкой держим свадебный салон с вечерними и свадебными платьями. Европейцы и здесь предпочитают простоту и лаконичность. Помню, как-то привезли из Беларуси шикарнейшие платья, так они не пользовались особым спросом. А еще мы оформляем свадьбы. На таких торжествах чехи обожают использовать лиловый цвет: букеты, скатерти, украшения… Европейцы, кстати, делают свадьбы небольшими: на 30-40 человек. Максимум 50. Такого значения, как мы, свадебным торжествам не придают. Однажды видела гостя на чешской свадьбе в шлепанцах и чуть ли не в спортивных штанах. Это считается нормальным. В Чехии, правда, очень много словацких цыган – наверное, тогда была одна из их свадеб. С другой стороны, у чешских цыган всегда столы ломятся на гулянках… В общем, есть своя специфика.

К похоронам подходят основательно. В этот день семья, друзья и коллеги покойного наряжаются так, как, наверное, на свадьбы не наряжаются. Мужчины обязательно в черных костюмах и белых рубашках. Женщины – в черных вечерних платьях. Дома тело покойного не находится, есть специальные заведения с ритуальными залами. Никаких отпеваний. Похороны мужа я организовывала в Чехии. Нанимала человека, который красиво рассказывал его биографию. Заказывала три различных мелодии, они шли фоном. Потом была кремация (немцы, в основном, кремируют родных после их смерти). Урны с прахом выдают через неделю. Есть постаменты, окошки на кладбищах, куда их ставят. Застолий, как таковых, не организовывают, но пирожные и кофе – обязательное дело. Все, если так можно выразиться, элегантно и спокойно. Такой подход нам, белорусам, тоже было бы неплохо перенять.

В конце разговора Лариса Иванцова-Денигер призналась, что домой, в Беларусь, она все-таки планирует когда-нибудь вернуться насовсем. Но не сейчас.