«Все и всегда голосовали "за". А мы с Толиком – "против"». Владимир Браиловский о музыке, и не только. Мемуары, часть 22

1061
Единственный в Могилеве член Союза композиторов СССР и Белорусского союза композиторов в год своего 75-летия продолжает вспоминать о прожитых годах и людях, с которыми свела его жизнь.

Предыдущая часть здесь.

Владимир Браиловский и ансамбль «Орера». Могилев, 2000-е годы.
Владимир Браиловский и ансамбль «Орера». Могилев, 2000-е годы.

(Напомним, Владимир Вениаминович весьма подробно и увлекательно описывает свою учебу в Центральной музыкальной школе в Москве. В частности, эти строки его воспоминаний относятся к периоду отдыха в комсомольско-пионерском лагере «Орленок» на Черном море, куда ему посчастливилось попасть летом в начале 1960-х).

Мне и моему новому другу Толику, победителю математической олимпиады с Урала, тоже каким-то образом угодившему в руководящий орган лагеря, быстро надоели бесконечные заседания, на которых все и всегда голосовали «за». И мы, заранее договорившись, стали по всем вопросам голосовать «против». Поначалу, нам приходилось объяснять, почему именно мы «против», и воспитатели вынуждены были вступать с нами в дискуссию. Это никому не нравилось – и комсомольские активисты, и вожатые рвались поскорей убежать на пляж вместо того чтобы терять время на бессмысленные ответы на такие же бессмысленные вопросы. В конце концов, поняв, что мы просто придуриваемся, нас вывели из этого руководящего органа, чему все, в том числе и мы, оказались рады. И все пошло, как обычно. При этом никаких негативных последствий для меня и Толика не последовало.

Владимир Браиловский, 1990-е годы.
Владимир Браиловский, 1990-е годы.

Впрочем, и в этом образцово-показательном лагере все общественные поручения я, как всегда, выполнял добросовестно, за что меня даже наградили какой-то грамотой. Замечу, между прочим, что главный вожатый «Орленка» Валерий Иванович, не смотря на мое несерьезное отношение к комсомольской жизни, очень меня уговаривал приезжать сюда в дальнейшем в любом качестве. Как-то во время консерваторских каникул у меня это получилось, однако из-за хлопотности обязанностей вожатого я попросился в грузчики, и Валерий Иванович, с которым у меня надолго сохранились дружеские отношения, пошел мне навстречу. Потом он многие годы был начальником этого комсомольско-пионерского рая. Так что, далеко не все в «датском королевстве» было тогда раскрашено в красные цвета…

Династия Браиловских

На следующий год в зимние каникулы я нежданно-негаданно получил от государства еще один подарок. Меня включили в группу детей, посетивших такой же интернат Ленинградской ЦМШ. Чудо заключалось в том, что именно в Ленинграде жили почти все близкие родственники моего отца, с которыми я до этого никогда не встречался.

Владимир Браиловский с друзьями. (В центре Иван Пехтерев). Могилев, 1990-е годы.
Владимир Браиловский с друзьями. (В центре Иван Пехтерев). Могилев, 1990-е годы.

Именно тогда я узнал многое о династии Браиловских. Общался с дядей Володей и его молодой супругой Наташей, с которой он через много лет переехал на Землю Обетованную. С его дочкой от первого брака Аней позже познакомился мой брат Валерий, а я лишь недавно связался с ней, когда она уже много лет проживала с мужем в Израиле. Встретился я также с дядей Исааком и его супругой Марией Михайловной, которая ранее была женой дяди Моисея и, согласно еврейской традиции, после его смерти заключила так называемый «левитарный» брак с его братом. От первого брака у нее был сын Миша, закончивший к тому времени консерваторию, являвшийся, соответственно, моим двоюродным братом. Оказалось, что Мишина супруга, с которой он развелся перед эмиграцией в США, работала тогда воспитателем в интернате, куда мы приехали.

Продолжение следует.