Однажды в Могилеве. Борода-могилевчанка превратилась вдруг в шотландку

1446
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора
Сериал «Однажды в Могилеве» дает читателям возможность совершать небольшие путешествия в прошлое нашего города и его жителей.
Владимир Кутузов (слева) и Евгений Байков. Могилев, 2014 год.
Владимир Кутузов (слева) и Евгений Байков. Могилев, 2014 год.

В каждую первую субботу сентября отмечается Всемирный день бороды. Чтобы приобщиться к этому нестандартному действу, мы решили вспомнить некоторых известных бородачей Могилева. Естественно, с нашей субкультурной точки зрения.

Одним из самых верных приверженцев бороды среди «семидесятников» города, который был (это я про Могилев), является Евгений Байков. Бородка у него никогда не приобретала форму лопаты, всегда отличалась опрятностью и не претендовала на звание самой дремучей. Но ключевое слово здесь «всегда». То есть, Евгения практически никто и никогда не видел безбородым. И особых проблем это ему не доставляло.

Евгений Байков (с гитарой) и его товарищи по институту выдают очередной номер художественной самодеятельности, 1973 год.
Евгений Байков (с гитарой) и его товарищи по институту выдают очередной номер художественной самодеятельности, 1973 год.

Но однажды, в 1973 году, будучи студентом ММИ и участвуя в стройотрядовской поездке, ему пришлось в самом прямом смысле спасать свою бороду на самой верхней, третьей, полке вагона. Дело в том, что стройотряд в местечке Белый Яр Томской области России формировался студентами со всего Союза. А потому требования к внешнему виду бойцов предъявлялись достаточно крутые.

Единственное, что спасло Женю от «экзекуции», так это убедительное и неоднократное упоминание всеми его товарищами в один голос того, что «человек ведь участвует в художественной самодеятельности, борода ему необходима для сохранения ранее созданного образа».

Как ни странно, увещевания сработали. Правда, щетину Евгению на щеках пришлось малость подкорректировать. Борода-могилевчанка превратилась в бороду-шотландку.

Павел Нырков (справа) и Плейшнер к своим бородам всегда относились с почтением. Могилев, 1980-е годы.
Павел Нырков (справа) и Плейшнер к своим бородам всегда относились с почтением. Могилев, 1980-е годы.

Павел Нырков остается верен своему имиджу с 1976 года, тогда он вернулся из армии. «Волосы, в том числе и на лице, имеют одну особенность – расти. Так пусть и растут», – философски отзывается он на вопрос: для чего?

Михаил (Минька) Суворов, 1980-е годы.
Михаил (Минька) Суворов, 1980-е годы.

А вот его товарищ по хипповскому сообществу Михаил (Миня) Суворов всю свою сознательную жизнь был сторонником внушительной во всех отношениях бороды. Даже сейчас, живя в американском Солт-Лэйк-Сити, думаю, он должен входить в «горячую» десятку самых ярких бородочей этого заокеанского городка.

Александр Филипченко: «С поэтом надо выпивать, чтобы стихам его поверить». Могилев, 1980- годы.
Александр Филипченко: «С поэтом надо выпивать, чтобы стихам его поверить». Могилев, 1980- годы.

Большим приверженцем бороды был поэт Александр (Филипп) Филипченко. Наверное, этот атрибут имиджа способствовал его умению поймать рифму в нужный момент в нужном месте.

Если не брать в расчет «семидесятников» Могилева, то пройти мимо бороды Юрия Кравченко (это уже представитель более молодого поколения), на мой взгляд, невозможно.

Юрий Кравченко, Могилев, 2022 год.
Юрий Кравченко, Могилев, 2022 год.

«Я ношу бороду с 1997 года, – поясняет Юра. – Она мне не мешает. Когда ее отпускал, то абсолютно не преследовал цель быть на кого-то похожим. Всегда хотел быть самим собой... Бог просто так ничего не дает».

Кстати, Юра Кравченко частенько снимается в различных кинофильмах (внешность у него колоритная, согласитесь), а потому на представленном фото он весьма экзотично декорирован – идет съемка. Но борода у него натуральная, своя.

В 1975 году собственная борода волновала меня больше, чем любой курсовой проект.
В 1975 году собственная борода волновала меня больше, чем любой курсовой проект.

Дабы не быть обвиненным в сознательном уходе от ответственности и в тоже время совершенно не думая о лаврах какой-то мнимой популярности, поясню, что сам с 1978 года практически никогда не сбривал бороду. А «запал» я на нее еще в самом начале 1970-х, когда увидел фотографию Пола Маккартни. Не знаю, какой там «тумблер» у меня внутри включился, но с тех пор…

Пол Маккартни (и его дочка), 1970-й год.
Пол Маккартни (и его дочка), 1970-й год.

С праздником вас, бородачи!

Продолжение следует.