Однажды в Могилеве. Ничто человеческое ему не чуждо было

1647
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора
Сериал «Однажды в Могилеве» дает читателям возможность совершать небольшие путешествия в прошлое нашего города и его жителей.
Алексей Пысин, Геннадий Судник, Иван Аношкин, Анатолий Борчик. Кабинет отдела новостей газеты «Могилевская правда». Фото Николая Кожемякина. Моги лев, 1970-е годы.
Алексей Пысин, Геннадий Судник, Иван Аношкин, Анатолий Борчик. Кабинет отдела новостей газеты «Могилевская правда». Фото Николая Кожемякина. Моги лев, 1970-е годы.

Парадоксально, но великолепный фоторепортер Виктор Кожемякин был одним из тех мастеров объектива, чей облик практически не запечатлен ни на одном из сохранившихся до сегодняшних дней снимков. Ну, не любил он фотографироваться, кому-то позировать и уж тем более не мог себе позволить попасть в чей-то кадр, когда брал в руки камеру.

А вот сам он за период почти в три десятка лет, в 70-е — 90-е годы, «нащелкал» такое количество сюжетов, что только диву даешься. Большинство из них было опубликовано на страницах газеты «Могилевская правда», где он проработал практически всю жизнь. Репортерский взгляд у Кожемякина был еще тот.

Зачастую Виктор прибегал и к постановочным композициям, что ничуть не умаляет ни заслуг, ни мастерства фотографа.

К примеру, хорошо известен снимок, где в середине 1970-х годов им запечатлены легендарные не только для «Могилевской правды» люди – поэт, журналисты, фотограф – Алексей Пысин, Геннадий Судник, Иван Аношкин и Анатолий Борчик. За столом корреспондента отдела новостей Судника идет обсуждение одного из газетных материалов, основу которого составит, судя по всему, фотография.

Александр Богинцев с друзьями. Могилев, проспект Мира, 1970-е годы.
Александр Богинцев с друзьями. Могилев, проспект Мира, 1970-е годы.

Вне всякого сомнения, Виктор Кожемякин умелой рукой расставил героев этого снимка в нужные места, заставив Аношкина и Борчика даже наклониться, чтобы они не заслоняли собой свет от окна, выходящего во двор дома первого секретаря Могилевского обкома партии. (Редакция газеты в те годы находилась в здании теперешнего музея Павла Масленикова). Ну, а Пысин, с другой стороны, мог стоять в полный рост.

Наш материал в некоторой степени написан в этакой «предположительной» тональности. То есть, определенные детали этого замечательного фото приходится «домысливать», ибо, к сожалению, все его участники уже покинули наш бренный мир. В том числе и автор фотографии. Но процесс «восстановления» был основательный, прямо-таки фундаментальный, в нем принимали участие многие «звезды» могилевской журналистики.

Вполне возможно, что на столе у Геннадия Судника среди массы всевозможных снимков есть и «белтовское» фото молодого токаря завода «Строммашина» Александра Богинцева. Материал об этом «комсомольце, перевыполнявшем сменные задания, совмещавшем ударную работу с учебой в Могилевском машиностроительном институте», был опубликован в «Могилевской правде» примерно в тот же период времени, что и сделана эта фотография, во второй половине 1970-х годов.

«Белтовское» фото молодого токаря завода «Строммашина» Александра Богинцева.
«Белтовское» фото молодого токаря завода «Строммашина» Александра Богинцева.

Конечно, текст публикации вобрал в себя неимоверное количество журналистских штампов того времени: про ударную работу, социалистическое соревнование, энтузиазм, переходящее знамя и т.п. Что поделаешь, время всегда накладывает на все свои отпечатки, а из песен слов, как известно, не выкинешь.

Усик (слева) и Шура Богинцев. Могилев, 1970-е годв.
Усик (слева) и Шура Богинцев. Могилев, 1970-е годв.

Акцент на репортаже с участием молодого токаря Александра Богинцева, страстного поклонника «Битлз», Владимира Высоцкого да и вообще литературы, живописи, музыки, я сделал по простой причине – в 70-80-х годах мы с Сашей дружили, но вот о такой резонансной публикации я ничего не знал. Пожелтевший обрывок газеты, с которого на меня взирает старый и уже давно ушедший товарищ, к сожалению, тоже не сохранился. Отрадно, что Саша был не только меломан-библиофил, но и работягой – в самом прямом смысле этого слова. Многие этого не знали. Хотя, как говорят, ничто человеческое ему не было чуждо.

Ничто человеческое ему не было чуждо. Александр Богинце (слева), Александр Безрученко (справа): нечто большее, чем просто дружба. Могилев, 1970-е годы.
Ничто человеческое ему не было чуждо. Александр Богинце (слева), Александр Безрученко (справа): нечто большее, чем просто дружба. Могилев, 1970-е годы.

Наверное, способность сохранять для нас не цифровую, а материально-осязаемую связь с давно ушедшим временем, доносить «живые» фактические детали «прошлой жизни», воскрешать в нашем сознании многогранные образы некогда живших неподалеку людей и являются одними из тех значимых духовных компонентов, которые заставляют некоторых читателей и сегодня отдавать предпочтение бумажной газете. Которая, исчезая, все же пытается не дать нам забывать своих старых друзей и сослуживцев.