Владимир Браиловский. О музыке, и не только. Мемуары выпускника Московской консерватории. Часть 15

899
Единственный в Могилеве член Союза композиторов СССР и Белорусского союза композиторов в год своего 75-летия продолжает вспоминать о прожитых годах.
Владимир Браиловский (справа) в галерее Андрея Воробьева на Дубровенке. Могилев, 2018 год.
Владимир Браиловский (справа) в галерее Андрея Воробьева на Дубровенке. Могилев, 2018 год.

(Напомним, что во время учебы в Москве, в Центральной музыкальной школе, ЦМШ, судьба свела Владимира Браиловского со ставшей позже мировой знаменитостью – дирижером Владимиром Спиваковым).

Для младших ребят Володя Спиваков был, без преувеличения, отцом родным. Пользуясь доверием начальства, он нередко выгораживал нарушавших дисциплину шалунов, а самым маленьким на ночь рассказывал сказки, которые сам же и сочинял. Доверяли ему и проведение походов младших учеников в «Третьяковку», где Володя исполнял функцию экскурсовода.

Я до сих пор удивляюсь, как он, при своей бурной и разносторонней школьной жизни, успевал расширять свои знания в области искусства, философии и литературы, которыми он продолжает блистать до сих пор.

А за справедливость юный Вова Спиваков боролся и в буквальном смысле слова.

Еще в Ленинграде он начал заниматься боксом, хотя это было небезопасно для рук скрипача, и, переехав в Москву, продолжил эти занятия. Каждую неделю Володя проделывал неблизкий путь в Лужники с единственной целью – приобрести навыки, необходимые для того, чтобы постоять за себя и за своих товарищей в любой ситуации.

Однажды мы обратили внимание, что Володя несколько дней не занимается на скрипке. Оказалось, что у него опухла кисть правой руки. Через некоторое время нам стало известно, что ему на деле пришлось применить свои боксерские способности.

Владимир Спиваков отлично владел ударами с обеих рук.
Владимир Спиваков отлично владел ударами с обеих рук.

Дело в том, что для нас, интеллигентных ЦМШовских мальчиков, особенно для тех, кто имел еврейскую внешность, представляло определенную опасность путешествие между школой и интернатом по Средне-Кисловскому переулку. Особенно в вечернее время.

Не знаю, насколько я тогда соответствовал этим параметрам, но меня тоже частенько останавливала местная шпана со словами: «Попрыгай, пацан». Если в карманах звенела мелочь, то она незамедлительно реквизировалась, что сопровождалось нелицеприятными эпитетами, а при сопротивлении жертва тут же могла оказаться и на асфальте.

Однажды в такой малоприятной ситуации оказался Володя Спиваков. Но неожиданно для местных уличных королей он вынужден был применить на практике свое боксерское мастерство, тем самым продемонстрировав, на что иной раз способны еврейские интеллигентики.

Об этом случае сам Володя ничего нам не рассказал, узнали мы о нем позже, когда вдруг стали без опаски путешествовать по нашему переулку в любое время дня и ночи.

Продолжение следует.