Рената, которая стала Сарасвати. История поиска себя

253
Ольга МАКСИМОВА.
Наша сегодняшняя героиня в один прекрасный день решила перевернуть свою жизнь на 180 градусов. Оставила работу в журналистике, квартиру с налаженным бытом, привычный круг общения – и уехала с детьми в Индию. Теперь ее зовут Сарасвати и она занимается керамикой.
Сарасвати, которая раньше была Ренатой. Фото из архива автора
Сарасвати, которая раньше была Ренатой. Фото из архива автора

С Сарасвати мы познакомились несколько лет назад на пленэре по керамике «Арт-Жыжаль» под Бобруйском. Мое внимание вначале привлекла не она, а ее работы – бесспорно, отличающиеся от работ других участников.

– Сарасвати, будем знакомы, – на чистом русском представилась керамистка, увидев, что кручусь возле ее глиняных изделий. – Я – не самый опытный мастер, но от творчества с глиной получаю удовольствие.

Как Рената стала Сарасвати

Потом мы разговорились. Ни из какого конкретно города родом (понятно только, что из России), ни что сподвигло ее всё бросить и уехать на другой край света, Сарасвати не рассказывала. Можно только догадываться, что случился перелом в жизни или в сознании.

– Вы взяли имя Сарасвати уже в Индии? – поинтересовалась я.

– Да, с рождения я Рената. В Индии долго не могла себя «собрать», начать работать. Знала, когда меняешь имя, притягиваешь к себе новую энергию. Сделала – и мне это очень помогло. Сарасвати – индийское божество женского пола, отвечающее за творчество, познание, перфекционизм. Стремление к совершенству свойственно и мне. Там, где я живу, это качество присуще подавляющему большинству. Нас – более двух тысяч человек из 43 стран мира. Интернациональное общество, существующее вне политики и национальностей, имеет одну общую философию под названием интегральная йога. Мой Ауровиль – потрясающее место!

Не секта ли?

Тот самый Ауровиль. Фото: livejournal.com
Тот самый Ауровиль. Фото: livejournal.com

Смотря, что считать сектой. По речи Сарасвати было понятно, что она четко делит всё на «земное» и «духовное». Ну, знаете, как черное и белое, где других цветов и оттенков нет… С другой стороны, это только первое впечатление, которое, как известно, могло оказаться ошибочным.

Керамистка, будто почувствовав скептицизм по отношению к разного рода общинам и крайностям, заверила:

– Мы в Ауровиле живем абсолютно свободно. И у нас нет никаких обязательных религиозных обрядов. Просто желательно, чтобы люди внутренне росли; читали литературу, которая помогала бы им в этом. Параллельно с духовным развитием, занимаемся своими земными делами – работаем, воспитываем детей.

Ауровиль – город-община, созданный в 1968 года как социальный эксперимент под эгидой ЮНЕСКО и индийского правительства. Его основательница – родившаяся еще в конце XIX века во Франции Мирра Альфасса (ауровильцы почтительно называют ее Матерью), последовательница индийского философа, поэта и революционера Шри Ауробиндо.

В «городе Рассвета» (еще одно название индийского Ауровиляприм.авт.), кажется, есть все! От современных стоматологических кабинетов до модных ресторанчиков. В целом – более сотни поселений, связанных между собой сетью дорог и велосипедных троп, линий телекоммуникаций, электро- и водоснабжения.

Не хлебом единым

А ностальгии по дому нет? – спрашиваю у Сарасвати. – Хоть по тому же черному хлебу…

– Мы в Ауровиле кормимся по-русски. Я три раза в неделю, например, делаю блинчики. Да, есть продукты – тот же черный хлеб, гречка и селедка, которых порой не достает. Однако мы едим потрясающие фрукты, которых не найти больше нигде. Это компенсирует с лихвой. Что касается ностальгии, мне раз в год достаточно выезжать туда, где есть сосны и речка. Здесь, на бобруйском «Арт-Жыжале», чувствую себя, как дома.

Немного о прошлой жизни и настоящей

В прошлой жизни Сарасвати была журналисткой, сейчас работает с глиной и учит этому детей. Фото из архива автора
В прошлой жизни Сарасвати была журналисткой, сейчас работает с глиной и учит этому детей. Фото из архива автора

– В прошлой своей жизни я была вашей коллегой – журналисткой, – продолжает рассказ о себе Сарасвати. – Неплохо зарабатывала, посвящала работе много времени. Но в Индии пригодились исключительно мои умения и знания в керамике – это было хобби с детства. В Ауровиле язык общения английский, преподаю я, кстати, тоже на нем (в «городе Рассвета» каждый должен приносить какую-то пользу, наша героиня обучает местных детей работать с глинойприм. авт.).

По признанию собеседницы, когда она что-то лепит, появляется ощущение, что всё идет правильно. Заодно приходят идеи. Это и есть вдохновение!

Вместе с Сарасвати в Индию переехали и ее двое детей. Старшая дочка мечтает стать режиссером, но для этого надо вернуться в большой свет.

И как вы к этому отнесетесь? – интересуюсь у собеседницы, для которой Ауровиль, судя по всему, – рай на земле.

– Спокойно. У каждого свой путь. Я когда-то не испугалась перемен – и нашла свое предназначение в Индии, и сейчас счастлива, как никогда. Надеюсь, найдут себя и мои дети.