Однажды в Могилеве. Испытаний рок-н-роллом не предусматривалось

812
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора
Благодаря материалам цикла «Однажды в Могилеве», мы возвращаемся к тем событиям, которые происходили в нашем городе в прошлые годы.

Знаковое лето 1972-го

Иногда полезно проводить над собой определенные эксперименты. Например, попытаться вспомнить, каким был Могилев в конце июня 1972 года. То есть, 50 лет назад.

Ох, уж эти могилевские заборы! Дубровенка, 1970-е годы.
Ох, уж эти могилевские заборы! Дубровенка, 1970-е годы.

Как минимум, такое задание дает возможность хотя бы приблизительно определить степень «зашлакованности» отвечающих за память отделов головного мозга. Дабы впоследствии предпринять необходимые действия для восстановления «статус кво». Ну, не на сто процентов, а как получится.

Последние три дня я подвергал себя подобной экзекуции, усиленно вспоминая городское лето 50-летней давности. Правда, призвав на помощь своих тогдашних приятелей и знакомых, ведь без их помощи картина получилась бы искаженная.

Очень хорошо помню огромное количество всевозможных заборов. Исключительно дощатых. Серых, испещренных мелкими морщинами, не совсем ровных, со всех сторон пролизанных влажным языком дождя и десятки раз просушенных усталым от такой работы солнцем. Заборы даже в центральной части города. Про всякие там металлопрофили в те годы говорить не приходилось.

Хорошо в Печерском лесопарке летом. Могилев, 1970-е.
Хорошо в Печерском лесопарке летом. Могилев, 1970-е.

От обилия подобных ограждений во рту появлялось ощущение того, что кто-то дал тебе пососать кусочек сухой дощечки. Наверное, определенную роль в этом сыграли речушки Дубровенка, Струшня, Дебря с их косогорами, облепленными домами частного сектора.

Любая новостройка (та же гостиница «Могилев» или еще раньше построенная рядом с драмтеатром девятиэтажка) воспринималась как некий неземной уголок архитектурного авангарда, возведенный куда-то вдруг исчезнувшими инопланетянами.

В тот далекий уже год я закончил школу и поступал в машиностроительный институт. Скажу сразу, выбрал специальность «Подъемно-транспортные машины и оборудование», на которую годом ранее был самый маленький конкурс — чуть больше одного человека на место. Ну, чтобы поступить наверняка.

А еще, дабы подойти к экзаменационному рубежу в самой боевой форме, мы со своим одноклассником Витей Поревым (с навязчивой подачи родителей) подали документы на месячные подготовительные курсы, в течение которых вузовские преподаватели «натаскивали» абитуриентов по профильным дисциплинам.

И в этом месте, сорри, не могу обойти стороной один весьма важный для меня факт: именно в самом конце июня 1972 года я впервые приехал в Могилев. Ровно 50 лет назад! До этого момента никогда в нем не был. Окончив школу в Бобруйске, прибыл, так сказать, продолжать свое образование.

Всем привет из Могилева начала 1970-х!
Всем привет из Могилева начала 1970-х!

Самое козырное место города

Так вот, поначалу мы с приятелем настороженно реагировали на эти курсы (кстати, стоимостью около 15 рублей за человека). Но потом выяснилось, что проживание в общежитии, находящемся неподалеку от вузовского корпуса, полнейшее отсутствие контроля за посещаемостью занятий со стороны кого-либо, а также постоянное присутствие карманных денег (опять же, благодаря родителям) – это те самые недостающие для полного счастья элементы бытия, которых не было дома в Бобруйске. Как говорится, да здравствует полная свобода действий! В 17 лет это все дорогого стоит. Особенно если учесть всевозможные искушения, до которых всякий любитель рок-н-ролла был, есть и будет весьма охоч. Ну, музыка такая, слушая ее, в библиотеку почему-то не тянет.

У стен
У стен "машинки" («пэтэшники»: Виктор Поревой, Леонид Астапенко, Сергей Трухоненко, Евгений Булова), 1970-е годы.

Магазин «Дары природы» с неплохим для тех времен винно-водочным отделом тоже, к счастью, был под боком.

Так вот «машинка», особенно главный корпус», впечатляла (и продолжает впечатлять). А если добавить и Дом Советов через дорогу, пересечение улицы Первомайской и проспекта Мира с его величественным «домом девяносто», достаточно помпезный универмаг, стадион «Спартак», то место сразу же превращается в самое козырное во всех отношениях.

Помню, полный экстаз от музыкального аппарата в тогдашнем кафе «Дружба» (напротив универмага). Бросаешь в него пять копеек и после нажатия на определенную клавишу с названием композиции слушаешь «Не задирай носа» польской группы «Червоны гитары». Мы со своим одноклассником Витей Поревым за день прослушивали ее раз по десять. К слову, все остальные пластинки аппарата представляли из себя совершенную чепуху (это на наш избалованный «битлами» вкус).

За спиной у Валика Пунченко знаменитое кафе «Дружба». Кафе уже нет, а дружба осталась. Могилев, 1970-е годы.
За спиной у Валика Пунченко знаменитое кафе «Дружба». Кафе уже нет, а дружба осталась. Могилев, 1970-е годы.

Жалко, вступительные экзамены не предусматривали испытаний рок-н-роллом. Ни письменно, ни устно… Тем не менее, мы с Витей благополучно поступили в институт, который и закончили через пять лет.

Продолжение следует.