Когда внуки намного старше своих дедов, или «Похоронка» нашлась, наверное, не случайно

86
Евгений БУЛОВА. Фото из личного архива
Мой дед, Тихон Елисеевич Галицкий, младший лейтенант роты химзащиты, пропал без вести в самом начале войны. Их подразделение размещалось в польском городе Замбров, в то время входившим в состав БССР.
Тихон Елисеевич и Просковья Филипповна Галицкие, 1940 год.
Тихон Елисеевич и Просковья Филипповна Галицкие, 1940 год.

Сразу же после объявления Германией войны Советскому Союзу в их доме прозвучала тревожная фраза посыльного: «Галицкий, в ружье!». Молодой офицер обнял свою жену, дочь и сына (мою бабушку, мать и дядю) и ушел. Навсегда…

По какому-то совершенно невообразимому сценарию пришедшая позже, в 1944 году, уже полуистлевшая «похоронка» дожила до сегодняшних дней. Отталкиваясь от нее я делал несколько безуспешных попыток разыскать могилу деда…

Сегодня, 22 июня, в День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны и геноцида белорусского народа ту давнюю «похоронку» я случайно обнаружил среди кипы фотографий и документов семейного архива, хотя, признаюсь, думал, что документ уже безвозвратно утерян.

Документ из 1944 года.
Документ из 1944 года.

Возвращаясь пешком (!) из Польши в родную деревню на Гомельщине, моя мама, тогда всего лишь 9-летняя девочка, то и дело подбегала к встречавшимся на их пути красноармейцам и кого-то обязательно спрашивала: «Дядечка, а вы моего папу не видели?». Ответы, увы, особого оптимизма у ребенка не вызывали. Но один солдат ответил ей сходу: «Видел! Твой папа бьет фашистов!»

«Привет, дед, – так и хочется сказать мне сегодня в адрес младшего лейтенанта Галицкого, которого его внук (то есть, я) уже старше почти на сорок лет. – Мы никогда не виделись. Но я очень тебя люблю. Спасибо тебе за все!».