Однажды в Могилеве. Одинокий старик на берегу Дубровенки, или Прозаическая баллада о старых наушниках

1787
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора
Материалы цикла «Однажды в Могилеве» дают читателям возможность совершать своеобразные экскурсы по нашему городу времен социалистического строительства, а также знакомят с его тогдашними героями.
Могилев, Дубровенка, середина 1970-х
Могилев, Дубровенка, середина 1970-х

Иногда для осмысления тех или иных событий требуется лирическое отступление. Хотя бы для того, чтобы расставить все по своим местам. Тогда даже прошлая жизнь в «городе, который был», может показаться совсем не такой, как когда-то казалось… Или, наоборот.

Так что нижеследующее повествование, главных героев которого я намеренно не называю по именам, можно считать этаким своеобразным релаксом.

********************

На берегу небольшого залива Дубровенки сидел седой старик и молча смотрел на отражающееся в воде заходящее солнце. Время от времени эта живописная картина дополнялась различными фрагментами его стремительно пролетевшей жизни, которая тоже катилась в закат.

Могилев, Дубровенка, май 2022 года.
Могилев, Дубровенка, май 2022 года.

Из состоянии блаженного оцепенения мужчину вывело появление юноши лет пятнадцати, что-то насвистывающего и стремительно двигающегося к своей, неведомой постороннему, цели. Старик вспомнил себя в его возрасте и улыбнулся.

Парень не проявлял особого интереса к одинокому старику, но когда тот жестом попросил его остановиться, выполнил просьбу.

Любовь. Могилев, середина 1970-х годов.
Любовь. Могилев, середина 1970-х годов.

Глаза молодого человека горели огнем, он был полон энергии и эмоций.

«Наверное, это тот самый момент, – подумал старик, – когда я просто обязан поделиться с парнем своим жизненным опытом, ведь впереди его ждет столько всяких трудностей и испытаний. Своих детей у меня нет, пусть хоть этот юноша что-то узнает и не повторит моих ошибок. Другого случая у меня может уже и не быть».

Старик давно был готов к этой случайной встрече, а потому в предельно сжатой и очень понятной форме изложил все, на его взгляд, необходимое – о любви, предательстве, дружбе, жестокости, богатстве, нищете…

Предательство. Могилев, река Днепр, 1978 год.
Предательство. Могилев, река Днепр, 1978 год.

Он спешил, стараясь не упустить главного, стараясь не утомить слушателя. Парень был необыкновенно впечатлен поведением старика, кажется, он понимал эпохальность происходящего.

Когда старик закончил свой рассказ, солнце еще отражалось в заливе, юноша по-прежнему был рядом. Видя, что миссия выполнена, мужчина снова довольно улыбнулся и устало закрыл глаза. «Какой воспитанный юноша, – подумал он. – Как хорошо, что я ему все, что нужно, рассказал. Теперь он не повторит моих ошибок».

Дружба. Могилев, середина 1970-х годов.
Дружба. Могилев, середина 1970-х годов.

Парень тоже понял, что повествование окончено и, вежливо простившись, продолжил свой путь.

Солнце скрылось за многочисленными деревьями и дубровенским косогором.

*******************************

Шли годы. Юноша закончил учебу, возмужал, остепенился, завел семью, вырастил детей… Но про давнишнюю встречу на берегу залива не забывал.

Жестокость. Деревянная маска. Могилев, 1970-е годы.
Жестокость. Деревянная маска. Могилев, 1970-е годы.

И вот однажды летним вечером он также сидел на берегу уже окультуренной Дубровенки и молча смотрел на отражающееся солнце. Когда через какое-то время за ним приехал его сын, мужчина указал тому жестом на место рядом с собой. Сын сел и взглянул на отца. Глаза молодого человека горели огнем, он был полон энергии и эмоций.

«Наверное, батя опять будет меня жизни учить», – подумал парень с тоской.

Но отец вдруг молча полез в карман, что-то достал и буквально вложил это сыну в ладонь.

– Какие-то наушники, – удивился молодой человек в недоумении, глядя на «подарок». – Папа, зачем мне это старье?

Снова дружба. Могилев, начало 1970-х годов.
Снова дружба. Могилев, начало 1970-х годов.

– Подаришь кому-нибудь из своих будущих детей как забавный сувенир, – ответил отец и рассказал сыну про ту давнюю встречу с чудаковатым стариком. А заодно рассказал о любви, предательстве, дружбе, жестокости, богатстве, нищете… …

Молодой человек молча все выслушал, а потом переспросил:

– Про это ты мне уже не раз рассказывал, вот только никак не пойму – при чем тут наушники?

– Так они торчали в моих ушах, – пояснил отец, – когда тот давнишний старик делился своим опытом. Он говорил, а у меня звучала музыка, я слушал «Голос Америки».

– И ты ничего не слышал из его рассказа?! – прямо-таки вскрикнул сын.

– Конечно, не слышал. Ни единого слова!

Нищета (голь перекатная). Могилев 1974 год.
Нищета (голь перекатная). Могилев 1974 год.

– Так как же ты постиг все эти знания о любви, предательстве, дружбе, жестокости, богатстве, нищете , о которых постоянно мне долдонишь?

– Как-как? – усмехнулся отец. – На собственном опыте. Как все…

Продолжение следует.