Однажды в Могилеве. Необычные подарки на обычных деревьях

1394
Евгений БУЛОВА. Фото автора.
Материалы цикла «Однажды в Могилеве» дают читателям возможность совершать своеобразные экскурсы по нашему городу времен социалистического строительства, а также знакомят с его тогдашними героями.
Александр Шабалин, Алик Кузькин, Марат Фарберов. Могилев, Дворец пионеров, 1970-е годы.
Александр Шабалин, Алик Кузькин, Марат Фарберов. Могилев, Дворец пионеров, 1970-е годы.

«…А потом вдруг почувствовал опустошенность»

Проходящий сейчас в выставочном зале музея истории Могилева арт-проект «Коммуникации», одним из участников которого является известный художник Юрий Нестерук, навеял воспоминания о том, как несколько лет назад Юрий по моей инициативе взялся за не совсем обычную для него работу. Я попросил мастера кисти графически изобразить Васю Мака, Колю Клеша, Гену Хака и Марата Фарберова. Естественно, изобразить на фоне их именных деревьев в скверике возле бывшей «Березки».

Гена Хак возле только что построенной гостиницы «Могилев», 1972 год.
Гена Хак возле только что построенной гостиницы «Могилев», 1972 год.

Сложность задачи состояла прежде всего в том, что Нестерук никогда раньше с ними не встречался. Более того, как выяснилось позже, начиная работу, он даже не знал, что вся эта четверка уже покинула наш мир, впопыхах я забыл ему об этом сказать. Рисовал он глядя только на собранные мною старые фотографии.

Вася Мак (в самом верху) с товарищами в комнате 536 первого общежития ММИ. Могилев, 1974 год.
Вася Мак (в самом верху) с товарищами в комнате 536 первого общежития ММИ. Могилев, 1974 год.

«И в то же время, – рассказывает Юрий Нестерук, – я очень хотел создать правдивые образы этих ребят. Я пытался представить, как они выглядели на самом деле, «вживую». Как двигались, разговаривали. Потом ведь надо было каждого из них связать с деревом. Если присмотреться, то каждое дерево имеет свою особенность. В процессе рисования и общения со своими знакомыми я вдруг узнал, что супруга Марика Фарберова еще в советские годы работала бухгалтером в нашем комбинате «Мастацтва». Прекрасно помню ее. А в их квартире теперь живет наш художник Василь Комаров. Вот какой закрученный сюжет получился. Я рисовал вечерами, понемногу, признаюсь, даже без особого энтузиазма. Но как-то незаметно для себя втянулся в это занятие. А когда закончил работу, отдал рисунки, то вдруг почувствовал опустошенность, что ли. Вроде как не стало любимого занятия. Или даже не стало близких товарищей, некое родство с которыми я неожиданно для себя ощутил. Я их никогда не знал, но, получается, чувствовал, что они из нашего круга».

Вася Мак. Рисунок Юрия Нестерука.
Вася Мак. Рисунок Юрия Нестерука.

Чтобы поднять человеку настроение

Не могу не отметить весьма уместное присутствие в рисунках Юрия урбанистических элементов нашего города – хрущевок. Тех, которые окружают скверик; тех, в которых в то время практически жили мы все. С их размочаленными подъездными дверями, с незакрывающимися никогда «люками» на крышу или чердак, с болтающимися и искореженными почтовыми ящиками, в которых обязательно валялись «бычки» или конфетные фантики…

Коля Клеш. Рисунок Юрия Нестерука.
Коля Клеш. Рисунок Юрия Нестерука.

Тогда нам казалось, что в мире для жилья нет ничего более совершенного, чем эти милые сердцу «хрущобы». Что греха таить, многие любовные сюжеты разворачивались именно на лестничных пролетах незабвенных пятиэтажек. Особенно у батарей отопления. Художник хоть контурно, но все же вставил дорогие сердцу очертания домов в свои наполненные эмоциями рисунки, и оттого наши друзья, кажется, выглядят очень естественно.

Марат Фарберов. Рисунок Юрия Нестерука.
Марат Фарберов. Рисунок Юрия Нестерука.

А затем рисунки Юрия Нестерука стали отправной точкой, может быть, наивной, но искренней акции, проведенной в том же скверике возле бывшей «Березки» – в один из дней на деревьях, носящих имена наших друзей, появились небольшие презенты.

Гена Хак. Рисунок Юрия Нестерука.
Гена Хак. Рисунок Юрия Нестерука.

Представьте себе, идет себе по улице человек и вдруг видит: на стволе липы висит вроде подарок какой-то. Но от кого, от дерева?! Записку, которая вложена в пакет, он еще не прочитал.

Дерево Марата Фарберова с подарком.
Дерево Марата Фарберова с подарком.

Большинство прохожих, наверное, сходу предполагало, что это какая-то потеря, типа перчатки или шапки, слетевшей с рассеянной головы. Да и вообще, к бесплатным "сюрпризам" подобного толка, люди относятся с подозрением. Хотя в пакетиках-то были не только мои книги, но и деньги. Небольшие, но достаточные для того, чтобы поднять человеку настроение.

Записка из пакета.
Записка из пакета.

Как правило, через час-два пакетиков уже не было. И на том спасибо!

Продолжение следует.