Однажды в Могилеве. Две свадьбы начала 1980-х

2244
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора.
Продолжаем начатую совсем недавно свадебную тему, которая оказалась более продолжительной, чем это первоначально казалось. Все-таки любовь… Сами понимаете.
Коля плюс Галя... Сорок лет назад. 1982 год.
Коля плюс Галя... Сорок лет назад. 1982 год.

Большое застолье в маленькой избушке

Эту бесхитростную картинку я нарисовал в самом начале 1980-х, на следующий день после свадьбы Коли Клишевича и Гали. Скажу больше, нарисованные танцоры – это мы с Колей. Танцующие на его свадьбе.

Танцы под солнцем. Или под луной.
Танцы под солнцем. Или под луной.

Понятно, что бракосочетание одного из лучших друзей молодости было для меня знаковым событием. Коля на год меня старше, но женился чуть позже. Мы с Наташей уже, можно сказать, жили-не тужили, а Клеш только еще подыскивал себе даму сердца. Через несколько лет в Минске он встретил Галю, а потом привез ее в Могилев в свой домик по Полярному переулку, что на Луполово.

Наверное, будет лишним упоминание о том, что любимая женщина друга априори не могла не соответствовать и моему, извиняюсь, мировоззрению. Шумная, абсолютно молодежная свадьба в маленькой бревенчатой избушке (коридорчик, кухня-гостиная и зал) никого не смущала. А для Колиной мамы, мне показалось, это вообще стало торжеством планетарного масштаба.

Все свободное пространство двух комнатушек было практически полостью занято причудливо изогнутым свадебным столом, который, как сейчас помню, в какой-то момент исчез, тем самым дав возможность гостям продемонстрировать свои танцевальные способности. Но это было потом, ближе к сумеркам.

Мы с Натальей хотели оказаться за столом где-то поближе к Маку. Но почему-то обнаружили неподалеку только Хака, который, словно партизан в засаде, обложился не столько закусками, сколько бутылками. Мака обстоятельства задвинули на другой конец стола, и в первые часы свадебного разгуляя мы могли с ним общаться только на перекурах во дворике.

Ну, а если зима? Ну, а если мороз?. Могилев, 1978 год.
Ну, а если зима? Ну, а если мороз?. Могилев, 1978 год.

Одним словом, в моем сознании танцевальная часть свадьбы запечатлелась в виде сюжета, положенного затем в основу рисунка. Небесное светило в левом верхнем углу картинки вполне годится для того, чтобы именоваться и луной, и солнцем. Кому что нравится. Колонки большого катушечного магнитофон чуть ли не до восхода солнца «дышали» всевозможными «тирексами», «нилъянгами», «грэндфанками»…

На любой свадьбе гостей стараются ни в чем не стеснять. Да и они сами подобного не допустят. Могилев, 1980 год.
На любой свадьбе гостей стараются ни в чем не стеснять. Да и они сами подобного не допустят. Могилев, 1980 год.

К сожалению, по дороге домой мы с Натальей где-то «посеяли» ее импортную косметику и горячо мною в ту пору любимую 375-метровую катушку (на каждую сторону при девятой скорости «влезало» по альбому) с Родом Стюартом. Пакетик с музыкой и пудрами-помадами, наверное, остался то ли в салоне автобуса, то ли такси. Однако богатые и яркие впечатления от свадьбы друзей (где добрых полсотни человек гуляли в маленькой избушке) быстро зарубцевали рану от столь дорогой сердцу утраты.

К сожалению, Коли не стало в 2003, с Галей он прожил двадцать лет.

Город всегда на стороне его жителей. Особенно в дни свадеб. Могилев, 1970-е.
Город всегда на стороне его жителей. Особенно в дни свадеб. Могилев, 1970-е.

Мостик между прошлым и будущим

А вот Владимир и Елена Онищуки свое свадебное сорокалетие отметили несколько дней назад. 24 апреля 1982 года могилевский свадебный салон «Счастье» светился и резонировал по случаю их яркого торжества.

Елена и Владимир. Могилев, 24 апреля 1982 года.
Елена и Владимир. Могилев, 24 апреля 1982 года.

День свадьбы совпадал с днем рождения (24 года) Владимира (более известного тогда под «ником» Щука). Елена ничего не имела против. Ни против дня свадьбы, ни против «ника». Выпускники «машинки», оба по специальности ПТ, в качестве свадебного танца выбрали «Первую любовь мою земную» из репертуара «Синей птицы». И не ошиблись – песня явилась своеобразным гимном их искренних, проверенных временем, чувств друг к другу.

Спасибо Володе и Елене хотя бы уже за то, что фото их свадебного танца в ЗАГСе запечатлело неповторимую фреску, наверное, заставившую затрепетать не один десяток сердец тех, кто в свое время проделал на том же полу подобные пируэты. Во имя торжества любви!

Елена Онищук рассказывает о картине «Мостик на Дубровенке», написанной ее папой. Могилев, 2019 год.
Елена Онищук рассказывает о картине «Мостик на Дубровенке», написанной ее папой. Могилев, 2019 год.

Любопытно, что отец Елены – художник Владимир Степанович Юркевич в свое время (помимо всего прочего) написал замечательную картину «Мостик на Дубровенке», которая отразила незабываемый уголок юности автора этих строк. Ну, так получилось… Холст с изображением перехода с улицы Чехова на улицу Садовую (или в обратную сторону – как кому понравится) действительно трогает самые сокровенные уголки души зрителя. Особенно того, кто на протяжении нескольких студенческих лет бегал по этому маршруту на занятия. Каждое утро, как ваш покорный слуга.

Продолжение следует.

У озера... Могилев, Печерский лесопарк, 1970-е годы.
У озера... Могилев, Печерский лесопарк, 1970-е годы.