Владимир Браиловский: о музыке и не только. Мемуары выпускника Московской консерватории, ч. 1

1644
В истории каждого города есть люди, чей вклад в общую копилку духовных ценностей переоценить невозможно. Несмотря ни на что… Для Могилева одной из таких личностей является композитор Владимир Браиловский.
Три музыкальных богатыря: Владимир Браиловский, Борис Штоколов, Леонид Иванов. Могилев, 1990-е годы.
Три музыкальных богатыря: Владимир Браиловский, Борис Штоколов, Леонид Иванов. Могилев, 1990-е годы.

Он в нашем городе почти (извините, может, за не совсем корректное сравнение) как Огинский – назвал фамилию этого человека, и всем сразу все стало понятно без каких-либо дополнительных пояснений. Даже полонез включать не нужно.

Иногда такие люди пишут мемуары, ведь жизнь не всегда предоставляет возможность по-иному зафиксировать в стремительно меняющемся мире какие-то отдельные и очень важные для нас моменты.

Маленький Володя Браиловский. Кемерово, 1949 год.
Маленький Володя Браиловский. Кемерово, 1949 год.

Нечто похожее на мемуары сейчас пишет и композитор Владимир Браиловский. Наши читатели имеют уникальную возможность первыми познакомиться с их отдельными фрагментами.

«Он ни разу не проиграл испытания»

1949 год. Кемерово. На этой фотографии мне два года. Я сижу на клавиатуре пианино в одной из комнат открывшегося тогда в Кемерово музыкального училища, куда был направлен на работу мой отец – Вениамин Аронович Браиловский.

До войны он окончил Ленинградскую консерваторию по классу фортепиано знаменитого профессора Л.Николаева. Был призван в армию, командовал огневым взводом. Военная судьба отца сложилась непросто: он познал, что такое штрафбат, был контужен и дважды ранен. В омском госпитале познакомился с мамой, до замужества Тамарой Николаевной Акимовой, которая после окончания Московского фармацевтического института заведовала там аптечной частью.

Владимир Браиловский в школьные годы.
Владимир Браиловский в школьные годы.

Два послевоенных года молодая семья снимала комнату в Омске. Мама дважды выезжала в Москву к своим родителям. В 45-м году там появился на свет мой старший брат Валерий, а спустя полтора года то же самое сделал и я.

…Об отце у меня сохранилось мало воспоминаний. Он скоропостижно скончался от рака печени – последствия тяжелых военных лет. Тогда мне было 10 лет, и я жил у маминых родителей в Москве. В мемуарах одного из учеников отца, известного в Кемерово музыканта М.Матренина, недавно обнаруженных мною в интернете, я почерпнул интересную информацию:

«… Не припомню, чтобы нам было скучно, чтобы кто-то неохотно ходил на занятия. Возможно, потому, что среди наших учителей были подлинные мастера – люди, без остатка посвятившие себя служению музыке. Особенно сильное впечатление оставил у всех Вениамин Аронович Браиловский – пианист божьей милостью. Преподавал он музыкальную литературу, но никогда при этом не пользовался грамзаписями – иллюстрировал лекции собственным исполнением.

Казалось, для него не существовало произведений слишком сложных, требующих длительной подготовки – любое он читал с листа и играл так мощно, с таким блеском! Иногда мы специально разыскивали в библиотеке ноты помудренее, где на каждой строчке черным-черно, а он только оживлялся, радовался нашей любознательности, не подозревая о подвохе. И ни разу не проиграл испытания, каким бы трудным оно ни было.

Мы знали, что этот интеллигентный и очень образованный человек очутился в наших краях не по своей воле. Знали и сочувствовали ему, но в глубине души не могли не радоваться своей неслыханной удаче.

Честно говоря, после знакомства с В.А. Браиловским очень немногих я признавал настоящими пианистами».

Продолжение следует.