Однажды в Могилеве. Попугай осыпался через три месяца, или Мода в эпоху тотального дефицита-2

2039
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора и Сергея Корнеева.
Мы рассказываем о том, что когда-то происходило в нашем городе. Естественно, с участием тех, кто когда-то в нем жил, живет и еще будет жить. Как говорится, многое забыть из нашей жизни мы всегда успеем…
Если внимательно приглядеться к одежде джентльменов из этой компашки, то можно отметить присутствие элементов всех популярных не только тогда, но и сейчас модных
Если внимательно приглядеться к одежде джентльменов из этой компашки, то можно отметить присутствие элементов всех популярных не только тогда, но и сейчас модных трендов: от «кантри» и «бэби-долл» до «гранджа» и «готики». И это почти 50 лет назад. Могилев, район Печерского лесопарка, 1974 год.

Продолжаем нашу «модную» тему, начатую в предыдущей публикации.

«Вытягивая» имидж, чем попало

Одному моему хорошему товарищу очень нравилось носить, к примеру, полосатые штаны под клетчатый пиджак. Пестрое с пестрым. Явная безвкусица, скажете вы. И будете правы, чувство вкуса у приятеля было малость подгулявшим.

Хотя, что ему оставалось делать, если даже слова «батник» в 1970-е в нашей стране еще не существовало. Убогие, спецовочного цвета свитера годились только в качестве «поддевки», примитивная обувь питерской фабрики «Скороход» (никакой другой в свободной продаже почти не было) больше всего подходила разве что для поездки на рыбалку или за грибами, а голубая джинсовая куртка для большинства была действительно голубой недостижимой мечтой. Вот и приходилось вертеться, «вытягивая» имидж, чем попало.

Красота рождалась на ровном месте. Могилев, вторая половина 1970-х.
Красота рождалась на ровном месте. Могилев, вторая половина 1970-х.

Замечу, что и слово «имидж» тогда тоже в нашем лексиконе отсутствовало, что давало возможность почти не говорить о безвкусице. Ее вроде даже и не существовало, все списывалось на экстравагантность и эксцентричность, которые в любом случае подвергались общественному осуждению. Вот так все было сложно.

Хотя, все вышесказанное можно свести к более простой формулировке: «Если ты хоть в чем-то не походил на остальных, то ты уже должен был быть счастлив».

Образцов, Филипченко, Кружкин, Малашенко. Могилев, 1975 год.
Образцов, Филипченко, Кружкин, Малашенко. Могилев, 1975 год.

После ознакомления с предыдущей публикацией многие читатели поддержали автора своими конструктивными комментариями, за что им респект и уважуха. Естественно, прозвучали соображения противоположного свойства. Достаточно лишь привести некоторые из их высказываний на Facebook, и мой текст (прошлый и сегодняшний) заиграет совершенно другими красками.

Красивой быть легко. А вот выглядеть красивой–сложнее. Могилев, машиностроительный институт, 1970-е.
Красивой быть легко. А вот выглядеть красивой–сложнее. Могилев, машиностроительный институт, 1970-е.

Ira Sandler: «Мой братец был главным фарцовщиком штанов, которые шил покойный Партос».

Евгений: «Да, был такой «мушкетер»-закройщик. Но я даже имени его уже не помню».

Людмила Мацкелло: «О, Партос был известная личность! Один из лучших портных города. Я тоже не знаю, как его настоящее имя, но джинсы под "фирму" он шил отменно. Не подкопаешься! Я знаю, что фурнитуру для джинсов: заклёпки, лейблы, пуговицы ему присылали из Израиля».

Один из самых крутых портных Могилева брежневских времен Александр Горленко (справа) со своим закадычным другом Александром Солодким. Могилев, 1970-е годы.
Один из самых крутых портных Могилева брежневских времен Александр Горленко (справа) со своим закадычным другом Александром Солодким. Могилев, 1970-е годы.

Ira Sandler: «Фурнитуру возили из Польши. Это ведь были 70-е годы, тогда у Израиля еще не было дипломатический отношений с СССР».

Людмила Мацкелло: «Да? Вполне возможно! Просто мне мой портной, шивший джинсы под заказ, поставил пуговицу-клепку со звездой Давида. Вот я и решила, что фурнитуру он получал из Израиля. Хотя это уже были далеко не 70-е, а 80-е годы. Вот наши портные и клепали фирму. Такие джинсы, самопалы, стоили чуть дешевле, чем настоящие. Так, например, у «фарцы» «Левис», «Монтана», «Вранглер» стоили 200-220 рубликов, а самопалы 160. Сама так покупала, знаю. Причём часто самопальные джинсы, сшитые по фигуре под заказ, смотрелись даже лучше, чем фирменные».

Ira Sandler: «Да, в 78-80 годах была небольшая алия».

Очаровательная Нина. Могилев, 1970-е годы.
Очаровательная Нина. Могилев, 1970-е годы.

Алексей Зайцев: «Мусыць трэба ўспомніць Быхаўскі рынак 80-х гадоў з іх камерсантамі, рэйдамі дружыннікаў, міліцыянтамі…».

Lea Gorlik: «Помню, как хватали « фарцу» и отвозили милицию».

«А это кто в короткой маечке? Я, Вань, такую же хочу»

А вот еще одно забавное фото – двое молодых людей, из четверки запечатленных в 1977 году на этом снимке, свои несравненные по тем временам маечки приобретали на стихийном рынке по Витебскому проспекту.

Сережа, Оля и два Саши. Могилев, 1977 год.
Сережа, Оля и два Саши. Могилев, 1977 год.

Если кто помнит, был такой. К сожалению, крайний правый парень, Саша по кличке Русский, увы, уже покинул наш бренный мир. Как и девушка Оля (в светлых брюках). Парня в модном свитере (дай Бог ему здоровья) зовут Саня.

Так вот, молодой человек слева, Сережа (теперь он с легкостью откликается даже на слово «деда»), несколько дней назад пояснил мне, что столь элегантные штанишки ему тогда сварганил Саша Горленко. А про белые маечки рассказал забавную историю. Оказывается, в тот период он, Сергей, приобрел 8-й диск группы «Chicago», на конверте которого изображен яркий красный попугай. Такой же попугай был и внутри конверта. Некоторые западные фирмы в рекламных целях вкладывали в выпускаемые ими альбомы всевозможные наклейки. Стикеры, как сказали бы сегодня. Их нужно было наклеивать на майки с помощью горячего утюга.

Сергей с Сашей Русским решили купить на Витебском базаре майку, приклеить на нее попугая из альбома группы «Chicago» и носить по очереди. Помните, у Высоцкого: «А это кто в короткой маечке? Я, Вань, такую же хочу».

Выбрали маечку аж за 40 рублей, очень дорогую (треть инженерской зарплаты), чтобы долго носилась. С огромным физическим и моральным напряжением, чтобы не испортить, клеили наклейку. Месяца три поочередно кайфовали с красным попугаем на груди, а потом птица вдруг резко «сложила крылья». В смысле, полиняла, а потом и осыпалась. Наверное, не выдержала окружающей атмосферы.

Конечно же, пацаны, «заточенные» носить вещи по нескольку лет, приуныли. Можно даже сказать, расстроились. Но, как видно по этому фото, вскоре восстановились.

Между прочим, пивному бару «Байконур» было посвящено аж три публикации. И вроде никто не пострадал. Имеется в виду, читательский интерес, который для любого автора очень важен.

Так неужели тема модной одежды в эпоху тотального дефицита не может быть достойна примерно такого же количества очерков, а? Поэтому мы пока не упускаем из виду все то, что делало и делает человека совершеннее и красивее. Хотя бы внешне.

Продолжение следует.

Сергей Пароход (слева) умел не только отлично шить штаны, но и ладить с людьми. Могилев 1970-е годы.
Сергей Пароход (слева) умел не только отлично шить штаны, но и ладить с людьми. Могилев 1970-е годы.