Однажды в Могилеве. «Ударом пивной кружки мужику отхватили часть носа». Истории про «Байконур»

1527
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора и Сергея Корнеева.
Этой публикацией автор заканчивает свой «триптих», посвященный пивбару за Дунькиным клубом, более известному как «Байконур». А то ведь так можно в творческом отношении и самому «забродить», подобно солодовому суслу!

Первые две части о «Байконуре» читайте здесь:

«Пивбар возле Дуньки» – знаковое место нашего города

«Это был не просто пивбар. Это было место встречи всех жаждущих общения»

Без комментариев. Рисунок автора.
Без комментариев. Рисунок автора.

Мы с вами, уважаемые читатели, довольно рельефно обрисовали пейзаж, созданный этим знаковым в городе питейным заведением, славно подискутировали по поводу последних его часов, но так и не удосужились упомянуть: а с какого, собственно, года он начал свою ударную работу?

«Ну, что — по пиву?». Сергей Корнеев (правый из двух присевших) и его товарищи. Могилев конец 1970-х.
«Ну, что — по пиву?». Сергей Корнеев (правый из двух присевших) и его товарищи. Могилев конец 1970-х.

Несколько дней назад разговаривал с хорошо известным в городе коллекционером виниловых пластинок Сергеем Корнеевым, который по дате своего ухода в армию определил – пивбар функционировал, как минимум, с 1977-го, а то и с 1976-го года.

«Помню, вначале он представлял из себя весьма респектабельное заведение, – говорит мой собеседник. – За вход даже взималась плата в размере, кажись, стоимости двух кружек пива и закуски, типа креветок или чего-то еще. Но подобный «ненавязчивый» сервис оказывал свое не самое позитивное воздействие на посетителей, которые привыкли к пенному напитку без каких-либо нагрузочных дополнений».

Весьма комфортная дорога к «Байконуру», как видим, была одобрена даже самим генсеком Брежневым. Могилев, конец 1970-х.
Весьма комфортная дорога к «Байконуру», как видим, была одобрена даже самим генсеком Брежневым. Могилев, конец 1970-х.

Народ постепенно стал сторониться пивного заведения, «впаривающего» рабочему человеку «закусь», не входящую в его планы. Но как только этот «ограничитель» был снят, «Байконур» моментально приобрел те формы и содержание, которые, как видим, запомнились многим на долгие годы.

Припомнил господин Корнеев и некую неопределенного возраста даму, вроде как уборщицу, небольшого роста, которая не только занималась пустыми бокалами, тряпками и шваброй, но и с удовольствием исполняла курьерские функции, бегая за вином на «полгоры». Это около километра по улице Дзержинского до Лазаренко в одну сторону. Бегала, естественно, не за просто так. Компания Корнеева рассчитывалась с ней тем самым алкоголем, который она приносила – наливали человеку за труды полстакашки, к примеру, «Агдама». Кто-то, наверное, «отстегивал» наличность.

Иногда, правда, «Зайка» (так звали ее завсегдатаи) могла позволить себе вольность полукриминального свойства. В один из вечеров, как рассказал Сергей, посягнула на пиво, моментально опорожнив кружку, оставленную на краю стола одним из его зазевавшихся приятелей. Выдула и глазом не моргнула…

Но квасом душу не обманешь... Могилев, вторая половина 1980-х.
Но квасом душу не обманешь... Могилев, вторая половина 1980-х.

В этом контексте не могу не поведать вам о том, как наш хороший знакомый, большой знаток истории Могилева Александр Капенкин в 1988 году стал свидетелем появления в хирургическом отделении Могилевской городской больницы пациента, доставленного прямо из «Байконура».

«Ударом пивной кружки сверху, – пояснил Александр, – мужику отхватили внушительную часть носа. Уж не знаю, прижился ли оторванный нос, но операцию по этому поводу делали».

Серега Пароход демонстрирует неограниченные возможности передвижного пивного мини-бара, созданного им  после многолетней «стажировки» на «Бойкануре». В окрестностях
Серега Пароход демонстрирует неограниченные возможности передвижного пивного мини-бара, созданного им после многолетней «стажировки» на «Бойкануре». В окрестностях Могилева, конец 1980-х.

А завершить свою «байконуровскую» эпопею хочу строчками все того же несравненного могилевского литератора Филиппа. Уверен, эти строки родились в его сознании, если не в самом пивбаре, то где-то от него неподалеку:

... Опрокину я,

Делать нечего,

Рюмку гения

Опрометчиво.

И начну творить,

Как получится,

Свет, в котором зрить

Буду лучшее!

Напоминаем: многие трюки, которые вы разглядите на снимках к этой публикации, не стоит повторять в присутствии молодых людей, не достигших совершеннолетия. Старайтесь придерживаться здорового образа жизни!

Продолжение следует.