Могилевский хронограф. Кароль всех дураков Пане Каханку, или Непредвзятые истории из жизни Радзивилла

1568
П. ЛЕВАНОВИЧ
Жил в восемнадцатом веке в Беларуси великий чудак и выдумщик Кароль Станислав Радзивилл. Происходил он из княжеского рода. Родители у него были интеллигентными людьми. Мама – поэтесса Уршуля из дома Вишневецких, папа – Виленский воевода Михаил по прозвищу Рыбонька.

Родители были сильно заняты на работе. Папа выгонял из страны то шведов, то немцев, то московитов. Мама писала пьесы и поэмы, которые затем ставились в изумительном театре на даче Радзивиллов в Альбе. Жила семья в Несвиже, в замке. Вокруг были живописные пущи, в которых и пропадали три закадычных друга – Кароль, Михал и Тадеуш. В семь лет они отлично ездили на лошадях, отменно стреляли и время от времени задирали шляхту и крестьян. Историки пишут о том, что вместо воды, прости Господи, мальчуганы пили вино, а вместо книг изучали искусство фехтования и стрельбы. Такие времена!

В 12 лет сын богатейших родителей не умел ни читать, ни писать. Походил он не на будущего магната, а на разбойника с большой дороги, место которому, сами знаете где. Уршуля, однажды увидев сына, ужаснулась. Приказала похолкам (слугам) найти отпрыска, отмыть и постричь. Кароль отчаянно сопротивлялся. Заперся в башне и отстреливался до последнего патрона. Но силы были не равны. Причесанный Радзивилл младший в белой сорочке и наутюженных брюках пошел в первый класс. Не знаю, с букетом или нет, но пошел.

Тадеуш Рейтан. Фото: en.wikipedia.org
Тадеуш Рейтан. Фото: en.wikipedia.org

В классе было всего три ученика. Кроме самого Кароля, два его «закадыки» – Тадеуш Рейтан и Михал Володкович. Учиться, конечно, никто не хотел. Одного профессора из Берлина довели до того, что он бегом отправился на Родину. Не знаю, уместна ли будет эта параллель, но даже бандиты из Гарлема на фоне этой троицы казались бы кроткими и румяными гимназистками.

Никто не хотел работать в этой школе. И тогда Рыбонька пообещал пуд золота тому, кто научит этих «шлимазлов» читать и писать. Долго никто не появлялся. Сами понимаете, кому охота портить себе нервы. Правда, спустя пару месяцев в дверь постучался некий шляхтич – бедный, как монастырская крыса. Пообещал научить читать всех за десять дней. Уршуля долго думала, сомневалась, а потом решила: чем черт не шутит!

Бедный шляхтич с опаской, оглядываясь, вошел в класс. На задних партах, раскинув ноги, с бокалами и с пистолетами в руках сидели «друзья». Учителя они встретили звонким хохотом. Шляхтич потоптался на месте, подошел к доске (кстати, кто не знает, у православных доска всегда черная, а мел белый; у католиков – наоборот. Разница в восприятии содержания первой главы книги «Бытия») и начал очень быстро писать алфавит («альфабэту»). Удивленные «школьники» с недоумением следили за мельканием рук своего нового наставника.

Несвижский замок. Фото: zhitanska.com
Несвижский замок. Фото: zhitanska.com

Наконец, он закончил, повернулся к «лайдакам» и сказал: «Сейчас мы будем учить буквы. Я ее назову, а вы берите пистолеты и стреляйте в эту букву». Предложение было принято с великой охотой. Троица изучила алфавит за несколько дней, а затем, и читать научилась. Конечно, относительная грамотность этих «гайдамаков» (украинское слово, означает – «бандиты») не остановила на пути «сваволи». Кароль, Тадеуш и Михал продолжали хулиганить, распивать спиртные напитки и приставать к местным жителям. Дошло до того, что королю поступила жалоба. Мелкая шляхта просила хоть как-то утихомирить троицу.

Кароль Станислав Радзивилл. Фото: cyclowiki.org/
Кароль Станислав Радзивилл. Фото: cyclowiki.org/

Тот вызвал Рыбоньку и хорошенько пропесочил его. Вернулся он к себе в замок без настроения и приказал найти «мерзавцев» и как следует наказать. Искали долго. Там, недалеко – Налибоцкая пуща, и «мерзавцы» уже месяц как в ней охотились. Каким-то чудом удалось их найти. Опять, конечно, отстреливались, прятались, пытались пересечь границу с Королевством польским. Но все-таки были схвачены и доставлены в Несвиж. Рыбонька долго хмурил брови, бранился, но все-таки решил посадить подельников в башню на шесть месяцев. На хлеб и воду. Никакого вина, никаких пистолетов, никаких издевательств над учителями. Что было делать, сидели… Историки пишут, что друзья через бойницы орали «срамные» песни, чем вводили в краску местных девчат. Рыбонька не выдержал такого позора и выпустил их спустя две недели.

Вы не поверите, но это троица плотно и навсегда вошла в историю Беларуси и Польши. Нет! Ни как уголовники. Тадеуш Рейтан – национальный герой, один из двух депутатов, так называемого, «молчаливого» сойма (перед первым разделом Речи Посполитой), который не предал свой народ и нашел в себе смелость сказать «нет» разделу. Михал Володкович – легенда. Бандит, пьяница, бабник, но все же легенда. Ему посвящены многие литературные произведения, ученые труды.

Ян Матейка Тадеуш Рейтан. Картина 19 века. Фото: en.wikipedia.org
Ян Матейка Тадеуш Рейтан. Картина 19 века. Фото: en.wikipedia.org

Ну, а Кароль Станислав Радзивилл по прозвищу Пане Каханку профинансировал одно из последних восстаний Речи Посполитой. После поражения мыкался по европейским дворам, рассказывая небылицы. Это он автор историй о том, как вытащил себя за волосы из болота, как после выстрела вишневой косточкой на голове у оленя выросло вишневое дерево и прочее. Барон Мюнхгаузен, на самом деле, не немец, а белорус.