«Падала, набивала шишки и синяки…» Незрячая могилевчанка рассказала о своей жизни

674
Ольга МАКСИМОВА. Фото автора и из личного архива героини публикации
Могилевчанка Маргарита Манкевич потеряла зрение еще в молодости, после вторых родов. А вместе с ним – мужа, отличную работу и доход. За годы борьбы за здоровье ей пришлось пережить 15 операций, а главное – полностью пересмотреть свое отношение к жизни.

Сейчас Маргарите Викторовне 60 лет. Есть любимое и оплачиваемое дело – она учит инвалидов по зрению приспосабливаться к обстоятельствам, а иногда и приспосабливать эти обстоятельства под себя. Есть семья – дети и внуки, которые живут отдельно, но часто навещают маму и бабушку. Есть друзья и коллеги. Есть и различные увлечения… Но вот зрения по-прежнему нет. О том, как принять свой диагноз и полюбить с ним себя, – наш сегодняшний материал.

С Лили у Маргариты Манкевич - полное взаимопонимание
С Лили у Маргариты Манкевич - полное взаимопонимание

«Пора брать инициативу в свои руки. То есть лапы»

На пороге квартиры Маргариты Манкевич меня с лаем встречает болонка Лили. Ей 4,5 года и она очень общительная «девочка».

– Ой, Лили, замолчи! – ласково журит питомицу хозяйка, а сама провожает меня в зал. У себя дома Маргарита Викторовна ориентируется прекрасно, без всякой посторонней помощи. Впрочем, и на улицу она выходит без боязни. Наша героиня – в числе трех незрячих могилевчан, которые ходят по городу в одиночку, без сопровождения.

Болонки - умнейшие собаки, считает наша героиня. Ну и хитрить умеют не хуже людей
Болонки - умнейшие собаки, считает наша героиня. Ну и хитрить умеют не хуже людей

– Вот лето придет, мы с Лили по 3-4 часа будем по набережной Днепра гулять, – говорит Маргарита Манкевич. – Она умнейшая собака, находит мне дорожки… Когда беру на поводок, к дому приводит. В магазин вместе ходим, на почту. Но хитрит, конечно. Ей нравится бывать в гостях у моей подруги и на той же набережной. Поэтому могу Лили сказать слово «магазин», а она ведет меня к Днепру… Видно, думает: «Пора брать инициативу в свои руки. То есть лапы». Не сразу эти ее приемы раскусываю, но рано или поздно все равно понимаю, что движемся не в том направлении, – смеется собеседница. – Так что курс меняю на ходу.

В семье нашей героини с детства жили собаки. Когда появились свои дети, тоже. Более того, сын Женя собирал дворняжек с округи, а мать их пристраивала в добрые руки. О собаках-поводырях речь никогда не заходила – в Беларуси их просто нет. От лабрадоров же Маргарита Манкевич сама зареклась: когда-то ее «тряхнула» собака этой породы, и правый глаз рассыпался на детали.

– В то время я уже перенесла несколько удачных операций, и даже подумывала отказаться от трости. Но, увы…

С Лили же у Маргариты Викторовны полное взаимопонимание. И, судя по всему, любовь: болонка во время интервью то и дело подбегала к хозяйке и «целовала» ей руки.

Обычная необычная история

Вот как выглядела Маргарита Манкевич в молодости. На этом фото она еще всех и все видит...
Вот как выглядела Маргарита Манкевич в молодости. На этом фото она еще всех и все видит...

Девочка Рита росла в дружной семье, хорошо училась. Да, носила очки, но что в этом такого? Многие ведь носят.

Поступила в машиностроительный институт. Вышла замуж, родила сына. После получения диплома пробовала себя в разных сферах, но, в итоге, нашла работу по душе в отделе снабжения на «Химволокно». Ездила по командировкам, много общалась с людьми, получала хорошую зарплату. Чувствовала себя нужной и полезной на заводе, точно такой же – дома.

Все изменилось в один миг. Этот миг стал самым счастливым и одновременно самым несчастным в ее судьбе. Счастливым, потому как родилась долгожданная доченька Ксения. Несчастным – из родильного зала молодая мама уже выходила по стеночке.

– Это были 90-е годы, лекарств минимум. Но я была готова к кесарево, понимала, какие есть риски. Однако в операции отказали окулисты, – вспоминает Маргарита Манкевич.

Замолчав на мгновенье, могилевчанка продолжает:

– После тех родов я видела достаточно для жизни. Это я понимаю сейчас. А тогда мне казалось, что наступил конец света! Вокруг все было в густом тумане… Все познается в сравнении.

«Соседи собираются на работу, а я сижу дома»

8 лет могилевчанка почти никуда не ходила. Но даже в том угнетенном состоянии она вела домашнее хозяйство
8 лет могилевчанка почти никуда не ходила. Но даже в том угнетенном состоянии она вела домашнее хозяйство

В себя наша героиня приходила 8 лет. Зрение за это время становилось все хуже и хуже. Но «тотальником» женщина не была – она различала световой луч, и могла хоть как-то по нему ориентироваться. Ей просто ничего не хотелось, не было сил. Ушел муж, пропала работа. А на руках – дети. И пенсия по инвалидности, на которую их надо кормить, одевать и учить.

– Я просыпалась с мыслью: вот утро. За стенкой шумят соседи. Они наверняка собираются на работу… А я сижу дома. Вот наступил вечер, а я по-прежнему дома...

В тот сложный период, по признанию Маргариты Викторовны, ее вытащил из депрессии сын-студент. Он, мудрый не по годам, фактически стал главой семьи. Терпел истерики мамы, ее плохое настроение. Дочь тоже старалась быть полезной. В общем как-то так, день за днем, час за часом Маргарита Манкевич смогла свыкнуться с мыслью, что она уже никогда не будет прежней. Но жить-то надо.

Новая жизнь

Будучи незрячей, Маргарита Манкевич остается умелицей: цветы из бисера - ее работа
Будучи незрячей, Маргарита Манкевич остается умелицей: цветы из бисера - ее работа

Бытовые хлопоты особых проблем не доставляли. Приготовить обед – пожалуйста. Испечь пирог – не вопрос. Не сложно и убраться в доме, постирать. Да даже связать что-нибудь, сшить или из бисера сплести со временем у нашей героини стало получаться не хуже, чем в «зрячие» годы.

А вот найти работу оказалось непросто. Только в 2003 году Маргарита Викторовна смогла устроиться в «Тифлос». Как и другие инвалиды по зрению, собирала розетки, вилки, удлинители.

– У меня был надомный труд, и тяжести по 15 килограммов надо было таскать домой и обратно. Но охота пуще неволи – так хотелось быть при деле … Сын в ту пору работал в воинской части за городом, поэтому не всегда мог вырваться, меня подвезти. Тягала сама, падала, набивала шишки и синяки. Мой хирург шутил: «А вы у нас эксклюзивная женщина». Но это тоже опыт.

Помимо занятости, Маргариту Манкевич привлекала на предприятии возможность интеллектуального самовыражения. Именно в тот период она втянулась в игру «Что? Где? Когда?», которой увлекается по сей день.

Тренируются игроки турнира «Что? Где? Когда?», как правило, онлайн
Тренируются игроки турнира «Что? Где? Когда?», как правило, онлайн

– И тут в 2007 году я услышала, что в Центре социального обслуживания населения Ленинского района появилась комната реабилитации инвалидов по зрению. И ищут сотрудника, который будет помогать незрячим людям. А я в ту пору ничего не умела: ни с тростью ходить, ни на компьютере работать, ни читать-писать шрифтом Брайля…

Однако пройдя свой «личный ад», могилевчанка знала, как из него можно выбраться… Где-то в глубине души понимала, что другим этот путь тоже подсказать сможет.

Пользоваться белой тростью - целая наука. Маргарита Манкевич освоила ее именно в Бресте
Пользоваться белой тростью - целая наука. Маргарита Манкевич освоила ее именно в Бресте

В Бресте в ту пору проходили полугодичные курсы, где инвалидов по зрению обучали хитростям реабилитации и тифлопедагогики. Маргарита Викторовна без раздумий оставила «Тифлос». С детьми решение давалось сложнее: сын уже был взрослый, женатый, а вот 13-летней дочери все это время приходилось справляться без мамы.

Но игра стоила свеч – в Могилев женщина вернулась, можно сказать, обученным специалистом и, что не менее важно, умеющим и желающим эти знания передать другим.

«Работаю по потребностям людей!»

– В Бресте, помимо ключевых навыков с тростью или компьютером, я подсмотрела уйму всяких полезностей. Вот, например, взять ту же зубную пасту… У меня она постоянно падала, раковина грязнилась, снова надо было выдавливать из тюбика... Кажется, ерунда, а на самом деле – раздражающая повседневность. А ведь можно просто положить горошинку пасты на зубы, а потом их чистить. Из таких мелочей и состоит жизнь незрячего!

А еще Маргарите Манкевич на курсах посоветовали при собеседовании на работу свои недостатки выставлять достоинствами.

– Я слепая – значит, вижу ситуацию изнутри, могу помочь другим таким же людям. Я разведена – значит, могу свое время посвящать работе, муж ведь не зудит. Стажа нет – но есть огромное желание работать и заработать этот стаж... Ну и так далее.

Наша героиня обучает студентов МГУ им.А.А.Кулешова, как помогать незрячим людям
Наша героиня обучает студентов МГУ им.А.А.Кулешова, как помогать незрячим людям

Руководствуясь всем этим, Маргарита Викторовна пришла устраиваться в Центр соцобслуживания. И ее взяли! Вот уже 15 лет она специалист комнаты реабилитации. Учит инвалидов по зрению не только житейским хитростям и упрощению их быта, но и оказывает психологическую поддержку. Убеждает людей в том, что они не изменились, что их диагноз – не приговор. Занимается и с родственниками, чтобы те знали, как поддержать своих незрячих близких. Обучает также студентов МГУ им.А.А.Кулешова по дисциплине «Реабилитология», чтобы они впоследствии тоже смогли помогать людям.

– Я акцент в своей работе сделала на поздно ослепших. Это может быть человек в 18 лет, а может быть и в 80 лет. Попадаются вообще удивительные случаи. Дедушка ослеп, не знал, как пользоваться лифтом. Мы его этому обучили, показали, как от лестницы до улицы дойти. Он так от лавочки до лавочки ходил – и нашел друзей! Жизнь обрела какой-то дополнительный смысл. То есть работаю по потребностям людей!

Критикуют, но гордятся

Один из жизненных девизов Маргариты Манкевич - надо почаще улыбаться и мыслить позитивно. И все будет хорошо!
Один из жизненных девизов Маргариты Манкевич - надо почаще улыбаться и мыслить позитивно. И все будет хорошо!

Тут нашу беседу с Маргаритой Викторовной прервал телефонный звонок. Звонила ее дочка Ксения, которая сейчас живет в Минске, чтобы просто сказать: «Мамочка, я тебя люблю».

– Я тебя тоже, – ответила Маргарита Манкевич, а положив трубку, расплылась в улыбке:

– Дети и внуки у меня золотые!

Они, конечно, могут маму за что-то покритиковать, но очень ей гордятся. Ну а как не гордиться, если человек, например, уже будучи незрячим, научился плавать?

– Как-как? – на мой вопрос пожимает плечами Маргарита Манкевич. – Пришла на Лохву, оттолкнулась от берега и поплыла. Просто прошел страх. Жизнь-то продолжается…