«Могилевский хронограф»: невероятная любовь, которая вошла в историю

963
П. Леванович. Фото на главной: en.ppt-online.org/
Моя бабушка – полька. Сам я считаю себя белорусом, и ни на минуту в этом не сомневаюсь. Но в детстве я читал не Лермонтова, не Толстого, а Ажешку, Тувима, Сенкевича, Мицкевича… Вот, с Мицкевичем не все так просто. Об этом дальше…

Сразу скажу, что Мицкевича обожаю. Кто не знает, это Пушкин в польской литературе. Написано об этом знаменитом белорусе (он родился в Новогрудке – авт.) много – тысячи гектаров леса точно бы сохранились, если бы не книги о нем. Но я о другом. Я о любви.

«Могилевский хронограф»: невероятная любовь, которая вошла в историю
«Могилевский хронограф»: невероятная любовь, которая вошла в историю

Мицкевич был молод. Учился в университете. Считал, что может изменить мир. Идеалист и романтик. Вместе с другом он совершенно спонтанно попал в поместье, хозяйка которого навсегда изменила его жизнь. Сделала его знаменитым.

Звали эту девушку Мариана. 16 лет. Невзрачна, даже не миловидна – серая мышь. Зато, как играла на фортепиано! Была обещана местному олигарху, графу Путкамеру. Происходила из рода Верашчаков. Помните, есть такое национальное блюдо? Жаришь сало, затем в жир добавляешь сметану, и в это все на «видэльце» опускаешь блины. Вкусно! Рекомендую!

«Могилевский хронограф»: невероятная любовь, которая вошла в историю. Мариана Ворашчка
«Могилевский хронограф»: невероятная любовь, которая вошла в историю. Мариана Ворашчка

Верашчаки были богаты! Знамениты и, главное, славились своими женщинами. Никто не мог понять, почему – бабы как бабы. Но подойдешь, поговоришь – и «зацепился» на всю жизнь. Мицкевича в первый день не пустили на порог. Вот, «потому что»! Но Адась не смирился. Сутки провел у ворот, спал на земле. Наконец, отец Марианы сжалился, но выдвинул условие: «Проси прощение!». За что? Мицкевич прекрасно знал, что ответить на этот вопрос.

Ровно 50 лет назад его дед по отцовской линии – тоже Адам Мицкевич (история повторяется!) – посватался к панночке из дома Верашчаков. В ответ, ожидаемо, получил «гарбуз» (символ отказа от сватовства – авт.). Но! Горячая голова, на этом не остановился. Выкрал панночку и, как написано в Трибунале Великого Княжества Литовского, «знаславіў яе і забраў у бацькоў». В общем, изнасиловал. Преступление страшное. Верашчаки пообещали мстить каждому Мицкевичу, убивать их до 7 колена. Самого насильника разрубили на куски в корчме.

«Могилевский хронограф»: невероятная любовь, которая вошла в историю. Адам Мицкевич
«Могилевский хронограф»: невероятная любовь, которая вошла в историю. Адам Мицкевич

Его сын Николай, отец поэта, дважды бежал из дома, чтобы спастись от мести. И вот, внук насильника оказался на пороге дома Верашчаков… Нет, прощения он не попросил. Он-то в чем виноват? Молодой Мицкевич попросил руки Марианы. И получил ответ – «гарбуз». Конечно, воровать девушку не стал. Просто жил с этим всю жизнь. Писал о своей музе стихотворения, посвящал ей поэмы.

Вот такая история! А вы говорите, Шекспир!