Однажды в Могилеве. «Буквально все лавочки, затаив дыхание, слушали Сергея Борисова и его ансамбль»

2757
Евгений БУЛОВА. Фото из архива автора
Перед вами фотография молодого человека в очень модных в начале семидесятых годов ленноновских очках (голубая мечта сотен любителей музыки), которая, наверное, заставит многих не только ощутить флюиды того времени, но и приятно озадачит – кто же это такой? Лицо, вроде, до боли знакомое…

Так ведь это Сергей Борисов. Тот самый, который вместе с Гаврошем в составе своего ансамбля превращал любой, даже самый затрапезный музыкальный вечер в настоящее торжество души. Чего только стоило их исполнение знаменитой композиции «A Whiter Shade Of Pale» группы «Prоcol Harum», постоянно звучавшей из ресторана «Днепр», где долгое время в 1970-х играли «борисовцы», то есть, «Голубой экспресс».

Сергей Борисов, начало 1970-х
Сергей Борисов, начало 1970-х

Буквально все лавочки возле «Чырванай Зоркi» в тот момент, затаив дыхание, вслушивались действительно в неземные звуки. Кое кто даже умудрялся танцевать прямо на городском асфальте. К сожалению, жизнь Сережи Борисова трагически оборвалась буквально перед тем, как в НьюЙорке застрелили Джона Леннона. Могилев отозвался на обе смерти очень болезненно.

«С тех пор, как я полюбил тебя»

В Могилеве их называли Линдой и Полом. Как чету Маккартни. Придумать в середине семидесятых более подходящие имена известному и любимому в городе музыканту Сергею Борисову и его подруге Елене было сложно.

Приближался очередной съезд компартии Советского Союза, что в свою очередь стимулировало у Борисова и у всей его группы желание пополнить свой репертуар новыми композициями. Не имеющими ничего общего с пафосом песен, звучавших в то время из репродукторов и телевизоров – в перерывах между политинформациями и лекциями о международном положении молодежный Могилев внимательно следил за пока еще робким творчеством представителей зарождающегося в городе рок-н-ролла.

Сергей и Елена Борисовы. Могилев, 1977
Сергей и Елена Борисовы. Могилев, 1977

Конечно, многие девушки того времени (да и сейчас тоже) мечтали о дружбе с популярными музыкантами, после концертов которых зал и танцплощадка еще долго «переваривали» услышанное…

Когда Сергей познакомился с Еленой, проводил ее домой, а потом предложил встретиться назавтра, студентка пединститута была на седьмом небе от счастья. Их чувства крепли день ото дня, приобретая новые, неповторимые и завораживающие оттенки – подобно усиливающемуся воздействию на слушателя «цепеллиновской» композиции «Since I’v been loving you» – «С тех пор, как я полюбил тебя».

Гражданские браки в то время были совсем не в моде, поэтому Сергей и Елена вполне логично через какое-то время оказались в главном зале Могилевского городского ЗАГСа по улице Миронова, где-то за несколько минут перед росписью и был сделан предлагаемый вам снимок.

Надежды приодеться таяли, как снег

Наверное, многие из наших молодых читателей, взглянув на фото Сергея и Елены в день их свадьбы, с интересом отметят особенности причесок, одежды того времени. Дополнительно замечу – на тот момент «прикид» Борисовых и их друзей был действительно последним «писком». Выглядеть более стильно, чем эта свадебная компания (Сергей и Елена в центре), в Могилеве было невозможно.

Сергей и Елена Борисовы возле ЗАГСА по улице Миронова в день свадьбы. Могилев, 1977 год
Сергей и Елена Борисовы возле ЗАГСА по улице Миронова в день свадьбы. Могилев, 1977 год

Большинство молодоженов в те годы возлагало основные надежды по созданию имиджа на салон для новобрачных, который долгие годы располагался неподалеку от ЗАГСа. Там можно было купить более-менее сносные образцы одежды, произведенной в странах социалистического содружества, – румынскую или польскую рубашку, чешскую обувь, югославский костюм…

Чтобы в салоне не мельтешили посторонние, подавшей в ЗАГС заявление паре выдавали что-то наподобие талонов на приобретение обновок, но строго по одному экземпляру. Тем не менее, наиболее ушлые, имеющие связи (в том числе и фарцовщики), умудрялись «пастись» в магазине постоянно.

Правда, талоны в салон не всегда гарантировали успех. Иногда новых поступлений не было месяцами. Интересно, что Сергей и Елена так и не смогли купить там себе обувь. Уж свадьба близится, а туфелек все нет.

Продукция ленинградской обувной фабрики «Скороход», которой были завалены все магазины, – это угрюмый гимн серости и безвкусице, торжествовавшим практически на всей территории Союза. Лучше остаться босым…

День свадьбы Сергея и Елены. Родители встречают молодых. Могилев, 1977 год
День свадьбы Сергея и Елены. Родители встречают молодых. Могилев, 1977 год

И вдруг по городу (из уст в уста) прокатилась достоверная информация: партию чешской обуви вчера вечером завезли в Краснополье. Времени отступать уже не было, и Сергей принимает решение – едем на район! Сию минуту! Лена пыталась робко возразить, но жених оставался непреклонен. Увы, билетов на ближайший автобус до Краснополья не оказалось. Если ехать следующим рейсом – не успевали до закрытия магазина. Да и рассчитывать на то, что дефицит пролежит сутки, дожидаясь наших героев, было полнейшим безрассудством.

На трассе Могилев – Брянск гулял пронизывающий ветер. К сожалению, легковушки не реагировали на голосующих Сергея и Елену. А вот грузовой «газон» предложил свой открытый кузов для 135-километровой (расстояние до Краснополья) оздоровительной поездки. Молодые люди, не колеблясь, согласились. Елена сегодня с настороженной улыбкой вспоминает усыпанный чахлой соломой кузов грузовика, по которому прямо-таки с музыкальным перезвоном от борта к борту перекатывалось пустое ведро для горюче-смазочных материалов.

…Линда умерла от тяжелой болезни на руках Пола Маккартни в 1998 г. после тридцати лет совместной с ним жизни.

Трепетные отношения Сергея и Елены Борисовых имели гораздо более короткую историю (Сергей утонул в заливе Днепра в районе улицы Гагарина в 1979 г. в возрасте 23 лет, оставив жену с трехмесячным сыном на руках). Однако яркость и искренность взаимных чувств наших героев ничем не уступали глубине отношений звездной пары Маккартни. Вы же это сами знаете лучше меня...

Ансамбль Сергея Борисова, Могилев, 1978 год
Ансамбль Сергея Борисова, Могилев, 1978 год

«И тут он такой блюз на ионике «забабахал!»

Любопытно, что совсем недавно всплыли некоторые малоизвестные детали музыкальной биографии знакового для Могилева музыканта, о которых мне поведал могилевчанин Александр Капенкин (спасибо ему за это): «Я с Сергеем Борисовым познакомился весной 1969 года, ему было тогда лет 13-14. На нашу репетицию в химико-технологическом техникуме пришёл мой друг с Серёжкой и его старшим братом Женькой, моим ровесником. Сергей тогда на ионике «забабахал» такой блюз, что мы попросту офонарели! Наш клавишник тоже. Борисовы тогда только-только приехали в Могилёв из России, кажется, из Рязани, но не уверен в этом. Жили они на Шмидта в пятиэтажке за Братским кладбищем и «английскими» домами.

В январе или феврале 1971-го года меня пригласили в недавно созданное луполовское ВИА, у которого ещё даже не было названия (мой «Альтаир» распался летом 70-го года). Ребята были из нашей 18-й школы, младше меня на два класса, а ударником был мой одноклассник Витька Степанов (иначе – Стёпа). И я совсем не удивился, увидев за клавишами Серёжку Борисова.

Ресторан «Днепр» всегда радушно встречал посетителей. И приехавших на «Жигулях», и пришедших пешком. Могилев 1979 год
Ресторан «Днепр» всегда радушно встречал посетителей. И приехавших на «Жигулях», и пришедших пешком. Могилев 1979 год

Заправлял всем Говорковский, его все звали Гаврош. Если не ошибаюсь, на свадебном фото он с букетом цветов стоит слева от Сергея Борисова.

На ритм-гитаре играл Халява (производная от фамилии), а на басу – Тарапуня (тоже кличка). Иногда в роли вокалиста к нам подключался Женька Борисов (Жека). Месяца через 2-3 появился второй ударник, Лёха. Он был откуда-то с вокзала. К сожалению, фамилий не запомнил, да и слышал их редко.

Вскоре общими усилиями, листая тома БСЭ в школьной библиотеке, мы подобрали имя - «Меломаны».

Кличка «Пол» появилась у Сергея не случайно: однажды он в строгом костюме прошёл по городу босиком, за что получил взбучку от Женьки, своего старшего брата. Про обложку «Abbey Road», думаю, можно не уточнять.

Серёжка Борисов был талантливейшим парнем. Однажды на репетицию он пришёл со стихотворением на белорусском языке и сказал, что сочинил к нему музыку. Песня получилась довольно интересная. Увы, забыл и автора стихов, и слова, и мелодию. Помню только строчку «Гора ж мае, гора…»

Сначала петь попробовал Жека, но он никак не мог избавиться от русского говора и, как мы его не учили, у него всё время получалось звонкое «г» - «Горе ж моё, горе».

Я играл с ними до конца лета 71-го года, а потом решил посвятить себя учёбе. Тем более, что перед Новым 1970-м годом мне пришлось на 2-м курсе стать «второгодником» из-за чрезмерного увлечения музыкой, помноженного на собственное раздолбайство. Хотя не обошлось и без последствий «несчастной любви».

Мой уход не слишком отразился на «Меломанах», т.к. я был четвёртой гитарой, а Гаврош не слишком любил делиться со мной сольными партиями. Хотя некоторые вещи в 4 гитары у нас получались довольно интересно.

Потом я иногда встречался с ребятами из "Меломанов, но все реже и реже. Появились другие друзья и интересы и, к тому же, осенью того же 71-го года я переехал на Мир-2.

Когда я узнал, что Серёжка утонул, это было для меня потрясением. Узнал я об этом через несколько дней после происшествия, т.к. в то время был в отпуске».

Свадьба, которую не забыть никогда. Могилев, ресторан «Днепр» , 11 февраля 1978 года. Рисунок автора
Свадьба, которую не забыть никогда. Могилев, ресторан «Днепр» , 11 февраля 1978 года. Рисунок автора

Так уж получилось, что свадьба автора этого текста «имела место быть» именно в ресторане «Днепр». 11 февраля 1978 года. Со свадебными залами тогда были проблемы, но мой папа как-то умудрился заказать нишу на первом этаже именно «Днепра», который был тогда двухэтажным. Понятно, что мы с моей Натальей были необыкновенно рады тому, что на нашей свадьбе будет играть ансамбль Борисова. А уж когда Витя Морозевич (свидетель) после второй рюмахи заказал главный «проколхарумовский» хит «A Whiter Shade Of Pale», а следом еще что-то из рок-классики, радости всех сидевших за столом гостей не было предела.

Читайте также: