«Отец дал взятку огромной щукой – и меня взяли на работу». Воспоминания о Могилеве 50-60-х

1773
Ольга МАКСИМОВА. Фото автора и из личного архива Надежды Федорович
Надежда Александровна Федорович – без преувеличения, легенда Подниколья. Здесь ее знают все – от мала до велика.
Надежда Александровна на фоне своего родового дома
Надежда Александровна на фоне своего родового дома

«Совершенные года — и никем не занята!»

Доброжелательная, с неизменной улыбкой, бабушка Надя изящно кивает головой и говорит «мое почтение». Это ее фирменное приветствие. Себя характеризует не менее колоритно. «Совершенные года – и никем не занята», – подмигивает наша героиня, и тут волей-неволей обращаешь внимание на красную помаду на ее губах и аккуратно уложенные седые пряди. Что тут скажешь – настоящая женщина! И восемьдесят четыре года не играют абсолютно никакой роли. Да и ее оптимизм, бьющая ключом энергия отматывают время назад. Надежда Александровна и станцевать может, и романсы старинные поет с удовольствием… Особенно рада стараться, когда в гости приезжает правнучка Соня: вот тогда две барышни, постарше и помоложе, ставят с ног на голову весь дом. А дом этот подникольский – особенный, родовой, многое повидал на своем веку. Как, впрочем, и его хозяйка, которая провела на Подниколье всю жизнь и помнит, каким этот район был раньше…

Подниколье наша героиня знает досконально
Подниколье наша героиня знает досконально

О прежнем Подниколье

В молодости Надежда Александровна была настоящей красавицей! 1957 г.
В молодости Надежда Александровна была настоящей красавицей! 1957 г.

– Родилась я в 1937 году в роддоме Первосоветской больницы (сейчас Могилевская городская больница скорой медицинской помощи — прим.автора). Папенька был пожарным, а маменька – домохозяйкой. Корни мои — отсюда, с берегов Днепра. Поэтому о Подниколье могу рассказывать бесконечно… Видишь «Переплюйку»? – Надежда Александровна указывает на протекающую возле дома мелкую речушку. – Сегодня язык не поворачивается назвать ее по-другому, а раньше величали Дебрей. В середине прошлого века вообще реки были широкие, часто разливались… Помню, в 60-е случилось наводнение, Днепр вышел из берегов: так мы на лодках катались по улицам, по лугу, где «плятюхина лужа» (ныне природоохранная зона – авт). Деревьев много росло, зелень буйная. Сейчас тоже очень красиво придумали и оформили. Особенно в парке. Все, что для людей делается, – поддерживаю двумя руками.

О людях тех лет

С коллегами с кроватного завода. Надежда Александровна - по центру, в черном пальто. Фото - начало 60-х гг.
С коллегами с кроватного завода. Надежда Александровна - по центру, в черном пальто. Фото - начало 60-х гг.

– Так и напиши, – учит меня собеседница. – Человек без улыбки, как птица без крыльев! В моей юности люди, хоть и войну прошли, но умели радоваться жизни. Часто смеялись. Трудолюбием славились. Я сама работать пошла в 16 лет. Закончила восемь классов средней школы №1, потом перевелась в вечернюю. Отец устроил меня на Могилевский кроватный завод, тогда он назывался «14 лет Октября» (в наше время это ОАО «Ольса» – авт). Дал взятку огромной щукой – меня и взяли. Вначале утюги там шлифовала, потом пошла на николировку, а больше всего, лет двадцать, отдала малярке. С душой к делу подходила. Не чуралась никакой работы, могла после смены запросто остаться. Поэтому и считалась ударницей, висел мой портрет на «Доске Почета» беспрерывно. На «кроватном» изумительные люди трудились, евреев много с Гражданской – они, кстати, мои лучшие друзья. Если «гульба» какая затевалась – знали, что веселее, чем у Надьки, нигде не получится. Чуть ли не весь завод у меня гостил… Сил после смен и на развлечения хватало.

О том, как отдыхала молодежь в 50-60-е годы

Кавалеров у Надежды Александровны всегда хватало, 1957 г.
Кавалеров у Надежды Александровны всегда хватало, 1957 г.

– Самое популярное место отдыха – парк Горького. В нем духовой оркестр часто играл, танцы проводились. Обожала фокстроты, вальсы! 20 копеек плати – и танцуй себе в удовольствие. Пыль столбом. Я легкая была, как пушинка, кавалеры поэтому вокруг меня так и крутились… Но я не сказать, чтобы хлопцев сильно любила. Слишком уж они нахальные! Пойдут меня провожать сразу двое, я в лесок, где сейчас наш подникольский магазин «Родны кут» стоит, – шмыг, и заплутаю. Сама из леса выскочу, а те горемыки бродят, выход ищут… В парке Горького бильярд еще стоял, качели – кто хотел, там отдыхали. Помню, еще ларек был: квас, пирожные продавались, пиво… Водки – ни-ни. Хотя «пьянтылы» в центре, на Подниколье встречались. Но немного. Из развлечений тех лет еще могу драмтеатр назвать, кинотеатры «Родина» и «Чырвоная Зорка». Там – опять-таки танцы перед сеансами. Придем с подружками на «Волгу-Волгу», потанцуем, а потом и фильм посмотрим… Золотое время!

Надежда Александровна хорошо помнит место, где когда-то она танцевала фокстроты и вальсы
Надежда Александровна хорошо помнит место, где когда-то она танцевала фокстроты и вальсы
Сегодня в «Чырвоной Зорке» танцев перед сеансами нету... А жаль
Сегодня в «Чырвоной Зорке» танцев перед сеансами нету... А жаль

О нарядах и не только

Модница! Да еще какая! 1964 г.
Модница! Да еще какая! 1964 г.

– Я модницей слыла в округе. Как свои деньги появились на заводе, все их на наряды тратила. У известной в Могилеве в те годы портнихи Вербицкой платья заказывала. Туфли на низком каблучке носила. Но, бывало, на свидание или еще куда с подружками одеждой менялись. Украшений не было – только крестик алюминиевый на шее. Золото, серебро – дорогое удовольствие, не могла себе позволить. А вот косметика продавалась по доступным ценам и очень хорошего качества. Мазнешь раз помадой губы – и целый день так ходишь. А сейчас не успела слово сказать – она уже и слезла… В магазинах все продавалось, никакого дефицита не существовало в помине! Помню, наряжусь красиво, накрашусь, прическу сделаю – и пойду в фотоателье на Ленинской. Меня снимут, а потом эта карточка еще долго витрину украшает… Очень приятно.

О вере

– Федоровичи – православные. Верили в Бога, сколько себя помню. И иконы в доме всегда висели. В церковь, что рядом с Быховским рынком, на службы ходили, пасхи освещали… Церквушка эта во времена моей молодости одна-единственная в Могилеве работала. Наш Подникольский монастырь под книгохранилище коммунисты переделали, а в соборе Трех Святителей клуб организовали. Когда праздники большие религиозные, не работали. Посты соблюдали. Ну и просто по Божеским законам старались жить.

Отец, Александр Парфенович,  был не только пожарным, но и хорошим рыбаком. Фото - конец 30-х гг.
Отец, Александр Парфенович, был не только пожарным, но и хорошим рыбаком. Фото - конец 30-х гг.

О еде

– Маменька моя отлично кашеварила: отец наловит в Днепре целое ведро уклеек, а она потом неделю из этих рыбок всякие вкусности выготавливает. Продукты я покупала в магазине в Пожарном переулке и на Ленинской, где сейчас «Три цены». Такие колбасы были вкусные — не описать! Только заходишь в магазин, так там колбасой пахнет — что аж слюнки текут. Из сладенького — подушечки любила, тортики. Аппетитнейшее лакомство. Но по молодости, как известно, и деревья большие…