Говорю себе: «Ну, вот, Алиночка, и смерть твоя пришла!» Истории «понаехавших»

1026
П. Леванович. Фото из личного архива героини
Сегодня Гребенево – это большой поселок на краю Могилева. Еще в 70-е годы прошлого столетия на его месте были пустыри, а в ветхих лачугах в буквальном смысле ютились цыганские семьи. После того как на карте города появился знаменитый «Лавсан», сюда стала съезжаться молодежь с окрестных деревень. Строили дома, растили детей, работали, мечтали. О судьбах «понаехавших», а точнее об одной такой судьбе мы и собираемся рассказать.

…привезла деревню вместе с собой

Нашу героиню зовут Алина. Женщина почти не выходит из дома – на здоровье сказалась многолетняя работа участковой медицинской сестрой. Продукты ей привозят дети, на выходных приезжают внуки. Общается она в основном с котом – красавцем британской породы, который, кажется, понимает свою хозяйку с полуслова. Судьба Алины ничем не примечательна, а, скорее, даже типична для ее поколения: отучилась, вышла замуж, переехала в город. Точнее, даже не так – привезла деревню вместе с собой, так и не отучившись жить по-крестьянски: с обязательными грядками, палисадником под окном и рассадой на окнах.

Листая семейный альбом. История жительницы Гребенево. Фото из личного архива героини материала
Листая семейный альбом. История жительницы Гребенево. Фото из личного архива героини материала

О жизни говорит охотно, по-стариковски обстоятельно, пересыпая речь колоритными диалектизмами. «Я – деревенская, и горжусь этим, – рассказывает Алина. – Родом из Могилевского района. Деревня наша когда-то была очень большой – три сотни хат, и в каждой хате по двое-трое детей. Жизнь била ключом! Школа была, клуб, а вот детского садика не было. За детьми присматривали соседские бабушки. Старшие следили за младшими». Алина родилась в 1955 году. Тогда действительно ее родная «весачка» была многолюдной – около тысячи жителей. «А сейчас, – собеседница сокрушенно качает головой, – стоят пустые дома. Даже поругаться не с кем».

Затем в судьбе Алины была местная восьмилетка. О своих учителях женщина вспоминает с особым уважением. Говорит, что таких больше нет. «Каких «таких?», – спрашиваем. Грамотных и справедливых! «Это сейчас учитель – дело обычное, не парадное. А в мое время эту профессию уважали, ценили». Алина достает с полки семейный альбом, показывает фотографии. На одной из них – тоненькая, словно гитарная струна, девочка в платьице. Это и есть наша собеседница. Невольно думаешь: как безжалостно время!

«Из деревни молодежь бежала в город»

Листая семейный альбом. История жительницы Гребенево. Фото из личного архива героини материала
Листая семейный альбом. История жительницы Гребенево. Фото из личного архива героини материала

«В колхозе делать было нечего. Дома оставались одни «забулдоны». Кто более-менее хорошо учился, все сбежали. Я была отличницей, подала документы в медицинское училище, поступила без экзаменов. Хотя, если откровенно, никто у меня особо не спрашивал. Мама была медсестрой, решила, что и дочка ей будет. Такие вот дела», – улыбается Алина.

Девка то я была красивая!

После училища дипломированный фельдшер отправилась по распределению. В семи километрах от родительского дома находилась довольно большая по тем меркам больница. Там девушку встретили с распростертыми объятиями. «Была я тогда совсем зеленой! А деревня есть деревня! Все друг друга знают, сплетничают. Не было отбоя от женихов. Девка то я была красивая (улыбается). Должность мне дали «козырную» – санитарный фельдшер. Проверяла магазины и фермы. Сейчас в это трудно поверить, но ездила я на телеге. Возил меня Мальчик, так звали лошадь. Животное было своенравное и кусалось жутко! Боялась его как огня. Фермы тогда были такие, что ни пройти и ни проехать – грязь по пояс. Привезет меня Мальчик, а я стою у ворот и плачу. На ногах ведь сапожки дефицитные югославские. Куда в них по грязи!»

«Однажды еду по лесной дороге, а навстречу мне выходит дикий кабан!»

Летом Алина в больницу ездила на велосипеде. Конечно, не обходилось без происшествий. «Однажды еду по лесной дороге, а навстречу мне выходит дикий кабан. С испугу остановилась. У кабана глаза злющие, «лыч» красный и шерсть во все стороны торчит. Говорю себе: «Ну, вот, Алиночка, и смерть твоя пришла!» К счастью, все обошлось! Постоял тот кабан, посмотрел и пошел себе. Решил, видно, что взять с меня, кроме костей, нечего». Зимой же добраться до работы было просто не на чем. «Это сейчас зимой «бульбу» можно сажать, – поясняет Алина. – А в мою молодость сугробы были высоченные, а морозы такие лютые, что щеки горели. Идти нужно было через лес, где ни дорог, ни тропинок – одни снежные дюны. Жуть! Проходила я зиму, проплакала и решила, что дальше так пропаду».

«Мужчина, вы мне сейчас всех больных распугаете»

Листая семейный альбом. История жительницы Гребенево. Фото из личного архива героини материала
Листая семейный альбом. История жительницы Гребенево. Фото из личного архива героини материала

Помог Алине случай. Как-то на Новый год зашел в больницу молодой человек. «Посмотрела я на него – плюгавенький какой-то, «дробненький», но с ружьем на плече, «черный», как цыган. Говорю: «Мужчина, вы мне сейчас всех больных распугаете». А он стоит и улыбается. Я от злости чуть не плюнула на него». Так Алина познакомилась со своим будущим мужем.

Предложение не заставило себя долго ждать. А вот обстоятельства, при которых оно было сделано, не могут не вызвать улыбки. Рассказывает Алина:

«На 8 марта я заболела. Греюсь на печи. Стук в дверь. «Входите!» – говорю. Смотрю: опять этот малохольный с ружьем. Поздоровался! И на стол положил пакет с огурцами. Где он их взял!? Такой-то порою! Ничего больше не сказав, вытер один огурец о штаны и мне отдал. Посидел пару минут и, наконец, говорит: «Выходи за мня. Хватит тебе мучиться!». Сказал, ружье взял и за порог. А через два месяца мы сыграли свадьбу».

В поисках лучшей жизни молодожены отправились в город

Работали по профессии. Алину отпустили с деревенской больницы в детскую городскую поликлинику. Медленно, но верно налаживался быт. «Сначала мы сняли квартиру на Луполова (район в Могилеве). Жили в небольшой времянке. Хозяин наш был жутким пьяницей. Когда сильно принимал за воротник, почему-то разбирал крышу и «комин» нашей лачуги. А поскольку трезвым он был редко, жить нам приходилось в условиях экстремальных. Тогда и решили переехать на Гребенево. Купили у лесника хату, поставили ее и прожили всю жизнь».

По словам Алины, раньше Гребенево напоминало болото с отдельными островами. Весною разливался Днепр, и стирать белье можно было прямо с крыльца. Вместо земли был песок, поэтому ничего не росло. Пришлось привозить грунт. «Я когда увидела это все, расплакалась. Но делать было нечего! Вышла замуж – держись мужа!».

***

Хотите стать героем материала? Сообщайте об этом на на редакционный адрес: red-magilevby@yandex.by