«Мы не считаем себя героями». Командир поискового отряда «Феникс» рассказал, почему романтикам у них не место

874
Ирина ПОЛОВИКОВА. Фото из архива ПСО "Феникс"
Командир могилевского поисково-спасательного отряда «Феникс» Андрей Петров с восьми утра и до пяти часов вечера трудится дорожным рабочим в строительной бригаде предприятия теплоэнергетики. А все свободное время посвящает организации поиска потерявшихся в лесу грибников, стариков, в силу возраста заблудившихся на улицах родного города, сбежавших из дому после ссоры с родителями ребятишек.

Почему приходят в «Феникс»?

«Фениксу» всего чуть больше года, но в его рядах на сегодня уже около 340 человек, еще 80 – в составе подразделения отряда, базирующегося в Витебской области. Среди волонтеров – люди самых разных профессий, есть студенты, учащиеся лицеев и колледжей и даже школьники. Около половины всего «личного состава» – девушки и женщины. Что, по мнению Андрея Петрова, не удивительно, ведь именно представительницы прекрасного пола острее переживают чужую беду, чаще стремятся бросаться на помощь, жалеть, сочувствовать.

Командир ПСО
Командир ПСО "Феникс" Андрей Петров

Приходят в отряд по-разному. Кто-то прочитал о нем в соцсетях или услышал рассказы о «Фениксе» от друзей, работающих здесь волонтерами, кто-то – после того, как самому довелось пережить не самые приятные минуты в поисках пропавшего близкого человека. Последних, кстати, в отряде около 30 процентов

– Я, например, тоже пошел в свое время в волонтеры именно так, – говорит Андрей. – Столкнулся с похожей ситуацией, после чего стал хорошо понимать людей, которые кого-то искали и не могли найти. Понял, какое это страшное состояние, когда не знаешь, что сделать, куда обратиться, к кому кинуться за помощью… После этого с мая 2019 года работал волонтером одного из подразделений гомельского ПСО «Симуран». Со временем меня выбрали координатором по Могилевской области. Стало понятно, что для действительно продуктивной и оперативной работы нужно создавать в области свой отряд. И 9 сентября 2020 года официально зарегистрировались как ПСО «Феникс».

Родителей Андрей Петрова то, что сын занялся такой нелегкой работой, первое время очень удивляло. Хоть пай-мальчиком он никогда не был, но одно дело – рыцарями увлекаться (он был членом клуба исторической реконструкции «Ястржембец», не раз участвовал в рыцарских фестах в Мстиславле) или кататься на матчи любимой команды с футбольными фанатами, и совсем другое – искать пропавших людей, руководить отрядом.

Думали очередное хобби, романтика…

– Романтики, кстати, в отряде практически не задерживаются, – уверяет Андрей. – Человек съездит один-два раза в лес, увидит, как это сложно и не похоже на приятную прогулку по лесной тропинке. Идти-то во время поисков приходится строго по азимуту, а это могут быть болота, труднопроходимая лесная чаща.

Волонтеры идут к месту поисков
Волонтеры идут к месту поисков

Некоторые думают – вот я пришел и сразу стал героем! Так не получится. Да мы и не считаем себя героями. У нас такой принцип: если нашли человека, то никогда не говорим, кто нашел – нашла организация. Также мы не разглашаем обстоятельства, при которых человек был найден. С этим у нас строго, ведь решать – рассказывать об этом или нет – могут только родственники или он сам.

Где пропадают люди?

Чаще всего, по словам Андрея, люди теряются в лесу. В большинстве своем это ягодники-грибники. В сезон за день, бывает, волонтерам приходится по 3-4 раза на поиски в лес выезжать.

– Родственники или соседи звонят и говорят, что человек ушел по грибы и не вернулся. Бывают сообщения от сотрудников милиции или МЧС, которые приняли аналогичный звонок. Иногда сам потерявшийся из леса звонит нам, говорит, что не может найти дорогу, чтобы выйти к людям, – рассказывает командир «Феникса». – Найдем ли мы человека, и как быстро, никогда нельзя сказать заранее. Тут очень много сопутствующих факторов: рельеф местности (особенно сложно там, где много болот), погода, насколько правильно заявители назвали район, куда ушел человек за грибами, возраст и даже то, в чем он был одет. Многие, к сожалению, считают, что лучше камуфляжа одежды для леса нет. Попробуй потом заметь такого «потеряшку» среди деревьев и кустов! Даже беспилотники-квадрокоптеры его не всегда могут засечь. Иногда удается найти человека за несколько часов, а порой, поиск растягивается, и в этом случае шансов обнаружить его живым практически нет. Особенно если речь идет о пожилых или страдающих хроническими заболеваниями людях.

Пострадавший не всегда может идти сам
Пострадавший не всегда может идти сам

Нередко искать пропавшего человека приходится и в городе. В подавляющем большинстве это либо очень пожилые люди, либо страдающие расстройством психики. Вышел такой человек без задней мысли в магазин или погулять и забыл, куда идти дальше. Сутками может бродить по улицам, оказаться, в результате, за километры от дома, а то и в районе лесопосадок, мусорных свалок, заброшенных зданий.

– Раз пять за год приходится искать в Могилеве и Бобруйске детей, – продолжает свой рассказ Андрей Петров. – Как правило, тут сценарии похожи: поссорился с родителями и ушел из дома. В основном находим их в каком-нибудь крупном торговом центре, реже – просто на улице. Сверяемся по фото, спрашиваем имя-фамилию, вызываем наряд милиции и родителей, чтобы подтвердили, что это действительно их ребенок. В лесу за последние два года нам только один раз пришлось пятилетнего мальчишку искать. Родители приехали с ним в гости к родственникам в деревню под Бобруйском. Пока разговаривали, на стол накрывали, дети на улице бегали. Потом все ребятишки вернулись, а этого нет. А уже темнеть начало да и похолодало к ночи. Часа три ближайший к деревне лес прочесывали, а обнаружил его охотник при помощи своего тепловизора. Пацаненок уже устал, замерз и лежал на земле. Вовремя успели… Потом уже узнали, что он просто вышел за калитку погулять, шел по улице да и забрел в лес. А назад выбраться уже не смог. Маленький, испуганный...

Без специального оборудования не обойтись
Без специального оборудования не обойтись

О человеческом равнодушии

Андрей Петров говорит, что за время работы, сначала в «Симуране», а потом в «Фениксе», научился ко всему относиться спокойно, не давать волю эмоциям. Ведь его главная обязанность – правильно организовать поиски, определить задачу, проконтролировать, как и что происходит. На эмоциях невозможно мыслить четко и правильно, зачастую нужно еще и бьющихся в истерике родственников пропавшего успокаивать. Но относиться спокойно к человеческому равнодушию он так и не научился.

– Как-то нам позвонили сотрудники Могилевского дома для ветеранов, престарелых и инвалидов, – вспоминает Андрей. – У них бабушка пропала – вышла вечером погулять в тапочках и халате, утром ее хватились. А на дворе весна, ночи еще холодные… Первым делом решили прочесать лесок, что возле этого учреждения. И буквально сразу ее увидели... А еще там на краю леса компания с выпивкой расположилась – не подростки, к слову, взрослые мужчины, лет по сорок и старше. Мы удивились – ну бред же какой-то, там труп, а они спокойненько так пить продолжают! Пошли смотреть, да, это та самая старушка лежит, живая, к счастью, хотя уже с переохлаждением. Ей, по всей видимости, плохо стало, упала, да так и пролежала здесь всю ночь. А если бы ее не хватились, не стали искать? Так и умерла бы в нескольких шагах от людей. Меня такое глобальное равнодушие очень задевает! И ведь не редкость это. Лежит человек среди оживленного города на тротуаре или на скамейке, прохожие носами фыркают: «Пьяный!», и никто не подойдет. А ведь это может быть и человек, которому стало с сердцем плохо, и если бы скорая вовремя приехала, его можно было бы спасти!

«Потеряшку» нашли за границей

По словам командира «Феникса», случается, что за помощью обращаются люди, чьи родственники уехали работать в Россию (или другую страну), и с тех пор от них ни слуху, ни духу.

Листовки зачастую очень помогают в поисках
Листовки зачастую очень помогают в поисках

– Конечно, поисковых операций мы в этом случае не проводим, – говорит Андрей Петров. – В дело включаются наши волонтеры-информеры: размещают листовки в соцсетях, ищут информацию, которая может быть связана с пропавшим. Много случаев, когда эта работа дает результат. Люди находятся. И не только в России, но даже в Италии, Турции, было и такое. Правда, далеко не всегда это радует и тех, кто искал, и тех, кого нашли. Был у нас случай – мать разыскивала сына, он уехал в Россию, и семь лет она ничего о нем не знала. Нам примерно известно было, в каком городе он может находиться, раз в три дня делали рассылку, его там уже, наверное, все в лицо стали узнавать. В конце концов, он сам мне позвонил и говорит: «Прекратите меня преследовать! У меня здесь новая жизнь, новая семья, работа, я никого знать не желаю, в том числе и мать». Вот так.

Не поисками едиными

В последнее время волонтеры ПСО «Феникс» занимаются еще и активной профилактической работой, организовав детскую школу безопасности. Ездят с лекциями по школам, детским садам, летним оздоровительным лагерям. Рассказывают детворе о работе отряда, демонстрируют свое оборудование (это ребятам особенно нравится), рассказывают, что нужно знать, если собираешься в лес, как себя вести, если потерялся в лесу или в городе. Что делать, если родители вышли из автобуса, а ребенок остался в салоне.

Только за октябрь было 4 занятия детской школы безопасности, летом практически во всех детских лагерях Могилевского и Бобруйского районов побывали.

Детская школа безопасности
Детская школа безопасности

А еще регулярно проводят акции по сбору у людей бывшей в употреблении одежды, обуви, игрушек, детских колясок. Потом все это волонтеры передают семьям нуждающихся жителей области. Потому что твердо уверены: доброты много не бывает.

Хотите помочь волонтерам? Звоните в ПСО «Феникс»: (375-29) 222-10-19.

Когда пропавшего удается найти живым – это самая лучшая награда, говорят волонтеры.
Когда пропавшего удается найти живым – это самая лучшая награда, говорят волонтеры.